.

.

В вечность миг

вмещаю многогранью,

растопырив мысли пятернёй,

посыпая словно солью

бранью,

от судьбы ниспосланный конвой.

.

Я чуть влево,

сразу руки в гору –

мол, всё брось, к чему душой прирос,

я уже подобно Пифагору,

сам квадратный

задаю вопрос:

.

Нам к чему иудины лобзанья?

На продажу?

Или на убой?

Нам готовят крест

для распинанья?

Или вновь идти в последний бой?

.

Сладко лижет

этот демон власти,

для него

мы лакомый кусок,

и слюна, стекающая с пасти,

предвкушает лакомый оброк…

.

Перевёртыш

смысла мирозданья,

сам в петлю

башку свою суёт…

Если нас отдали на закланье,

значит,

воскресение грядёт!