...Он был окрылён мечтой и жил надеждой, сочиняя музыку, стихи, песни, создавая группы, которые запрещали, распускали, лишали аппаратуры, но он снова и снова начинал с ноля, оставляя позади города, прощая недругов и завистников, кидающих палки в колёса и друзей, не поверивших в него... Никто не мог лишить его творческой натуры и души, его рук, владеющих струнами, клавишами, барабанными палочками, его музыкального слуха, а главное - его голоса...
Голос был его важным инструментом, потому что у песни кроме мелодии и текста есть душа, ноты и буквы не способны выразить её в полной мере, только голос... Он не любил, когда его называли поэтом и композитором, автором и исполнителем, он считал себя художником и голос для него был и кистью и палитрой... голос позволял ему не только петь, быть услышанным и понятым, но и мечтать не теряя надежды...
Прошли годы... Мечтать уже стало поздно... Оставалась надежда, но и та была уже зыбкой и таяла день ото дня... Наконец настало время, когда надеяться стало не на что… Надежда умерла...
...Дорогая гитара, подаренная предавшим однажды и разрушившим последнюю надежду другом, стоит сиротливо в углу, спрятавшись в чехле... она теперь без надобности… Как знать, может она тоже испытывает боль разочарования и невостребованности? Кто она теперь - немая усмешка судьбы или запоздалое извинение друга?...
Иногда он вынимает её из чехла, только для того, чтобы она не держала на него обид... бережно кладёт на колено, нежно держа за гриф и за деку и не прикасаясь к колкам, извлекает аккорд и как ни странно – мажорный...
Она шикарно звучит – бархатно и звонко, торжественно и печально... и вот что невероятно – он её никогда не настраивал, а она всегда держит идеальный строй, как будто бы ждёт и надеется, что к хозяину когда-нибудь вернётся наконец его навсегда покинувший голос...