Грустила девочка на лавке
о чем-то важном для нее,
крутила розу на булавке,
кормила хлебом воронье.

И небо серое понуро
грустило тоже о своем
и горечь выплеснуло хмуро
холодным ливневым дождем.

И листья липли зябко к туфлям,
уныло жались к каблукам,
их краски яркие потухли,
уже привыкли к сквознякам.

Казалось, звуки даже стихли –
грустила тихо тишина.
Не потому ли все поникли,
что так она невесела?

И я смотрю с утра в окошко,
на эту горестную грусть.
И загадала: - «Хоть немножко
все станет радостнее пусть»

Вдруг рядом бабочка вспорхнула,
легко уселась на стекло,
изящным крылышком сверкнула,
и сразу стало так тепло.

Все возмутятся: - «Что за глупость!
Какая бабочка? Абсурд!
Не обессудьте нас за грубость,
но обойдемся без причуд»

А я отвечу: - «Место чуду
найдется, лишь мечтай и верь.
И в нужную всегда минуту
тебе судьба откроет дверь.

Я заварила чай клубничный,
достала самый яркий зонт.
И сразу стало все отлично,
светлее даже горизонт.

И протянула термос с чаем,
укрыв девчонку от дождя.
- «Давай-ка вместе поскучаем,
вдвоем с тобою – ты и я»

Глаза девчонки улыбнулись,
и улыбнулось небо ей,
лучами солнца прикоснулось,
и листья стали золотей.

Домой вприпрыжку поскакала
и так ей было хорошо.
И только осень понимала,
что чудо здесь произошло.