Глава двадцать первая Второй рассказ Аэлиты

«Я расскажу вам то, что мы прочли
в цветных учёных книгах Магацитлов,–
сказала Аэлита,– то Земли
история, её древнейших циклов.
«Сто Золотых Ворот» – так звался город,
что мира центр венчал собою гордо.
Он ныне на Земле давно забыт.
Под толщей океана он лежит.

Из города шли знания, соблазны.
Он привлекал собою племена,
он жадность разжигал в них безобразно.
А жадность с завистью равно война!
И приходило пасмурное время,
когда ломилось молодое племя
и разрушало всё вокруг, губя,
и подминало город под себя.

И свет цивилизации, мерцая,
на годы, на столетья угасал.
Но шли века, и снова расцветая,
он с новой юной силой воскресал.
Тот город люди Земзе основали.
Они себя заслуженно считали
потомками великой расы той,
что в древности глухой была святой

и заселяла материк Гвандана.
Те люди были чёрными, как смоль.
Их затопили волны океана.
Постигла их печальная юдоль.
А были эти люди страшной силы
они могли с рожденья до могилы
на расстоянье чувствовать и знать
вещей природу, их распознавать.

На Западе от города бродили,
охотясь, краснокожих племена.
Их люди Земзе гнали и ловили,
работать принуждали дотемна:
пахать и сеять, и жилища строить,
копать руду и золото в неволе.
И город развивался, богател.
и расширял безмерно свой предел.

Столетия прошли и появился
у краснокожих новый славный вождь.
Великий Уру в городе родился,
но в юности, свою почуяв мощь,
подался в степи и своих собратьев
созвал и свёл в бесчисленные рати.
И краснокожий яростный народ
напал на град Ста Золотых Ворот.

Потомки Земзе славно защищались.
Врага огнём разили и всегда
стояли насмерть, в поле не сдавались,
и буйволов взбесившихся стада
на краснокожих с воплями пускали.
И бумерангов тучи рассекали
кочевников, стремящихся вперёд.
Смела лавина и огонь и лёд!

Отряды краснокожих овладели
столицей, и разграбили её.
А Уру, добиваясь высшей цели,
себя назначил мировым вождём.
Он красным воинам велел отважным
взять Земзе девственниц, Сказал, что важно
создать народы смешанных кровей,
умнее прежних, краше и сильней.

И смешанная кровь дала великих
завоевателей, жрецов, врачей,
строителей, поэтов многоликих.
И все природу чуяли вещей.
Был город обведён стеною новой.
И сто ворот, обложенных обновой –
покрытием с чеканкой золотой,
народы поражали красотой.

Среди племён, бродивших по базарам,
палатки разбивавших возле стен,
Среди торговцев здесь привычных, старых,
явились люди, новые совсем.
Большие, удлинённые глазища,
что как огни горят и всюду рыщут.
Носы, как клювы – редкость у людей,
а кожа их оливковых мастей.

Умны, хитры, в труде не знают лени.
Никто не помнил, как они вошли.
Но вот прошло всего пол поколенья
и Земзе эти люди обошли.
У них в руках торговля и наука,
и круговая в их среде порука.
Усталость им неведома и страх.
И город оказался в их руках

Они зовут себя «Сына Аама».
Они построили подземный храм.
В нём символ был, венчающий упрямо
святилище, устроенное там.
То Негра Голова была большая,
который спит, тревог, забот не зная.
И стали привлекать к себе людей
гаданием и хитростью своей.

Богатством, силой знания проникли
пришельцы к управлению страной.
Форпосты их по всей Земле возникли.
Охваченные верою одной,
Сыны Аама подняли восстанье
за эту веру, что нашла признанье
у множества племён по всей Земле.
Конец Уру теряется во мгле.

И славная династия погибла.
Сыны Аама захватили власть.
Они во власти многое постигли
и на Земле ей наслаждались всласть.
Сыны Аама не любили войны.
Из краснокожих набирались воины.
В доспехах небывалой красоты
Они гасили редкие бунты.

И с этим древним временем совпало
большое сотрясение Земли.
В горах наружу пламя вырывалось,
лавины пепла мир заволокли.
Ушли под воду южные пространства.
Атлантика в своём безумном танце,
волной накрыла часть материка.
потеря суши очень велика.

На Севере в те дни со дна морского
скалистые поднялись острова.
Соединились с сушей связью новой,
и материк вступил в свои права,
как северного мира половина.
Возникла евразийская равнина.
Сыны Аама покоряли мир.
А Спящий Негр был светоч и кумир.

Их корабли всегда в походах дальних,
гружёные товаром всех сортов.
И пряности, и золото, и ткани,
несли по морю множеству портов.
В культ посвящённые ходили с ними,
с купцами и торговцами своими.
Они лечили, заклинали там,
культ Головы внедряя по местам.

И строили, чтоб охранять товары,
огромный дом в далёких городах.
Дом – пирамида. В доме символ старый –
то Спящего святая голова.
Так без войны, боёв, смертей, обиды
Земзе и превратилась в Атлантиду.
Расширились владения земли
Поднять и укрепить её смогли.

Культ Спящей Головы, для всех открытый,
был главной силой власти. Только он
по сути, глубоко жрецами скрытой,
был начисто из жизни исключён.
Атланты мудрости зерно растили,
что Земзе много раньше заложили.
На путь ступили, что к вершинам шёл.
Но путь тот расу к гибели привёл…

Атланты так природу объясняли:
«Весь мир на самом деле невелик,
невидим и неслышим. Говорили,
что он неосязаем и безлик.
Что этот мир есть разума движенье.
Непостижимы разума смещенья.
Его конец, начало, путь и цель.
Неведомы следы его петель.

Сам разум есть материя такая,
которой твёрже не было и нет.
Гранит, железо перед ней сникают.
И, ко всему, она быстрей, чем свет.
Ища покоя, разум усыпает,
и так себя на время воплощает,
замедленный и сонный, в вещество.
Тогда он получает естество

огня, воды и воздуха с землёю.
Из четырёх стихий родился мир.
Любая вещь являет нам собою
сгущенье разума, его земной кумир.
В кристалле разум зиждется в покое.
В пространстве между звёзд совсем другое:
в движенье вечном разум там живёт.
Там совершенен разума полёт.

Два состоянья разума вселенной
соединяет мост – то человек.
Через него течёт поток нетленный
в тот мир живой, что виден всем вовек!
Его живот – сияющее солнце.
Его глаза, как звёздные оконца.
А голова, как чаша, чьи края
в межзвёздной бесконечности парят.

Он – Человек и есть владыка мира!
Стихии и движенье – всё его!
Как солнца луч, пронзает слой эфира,
так разум достигает до всего!
И управляет бытием вселенной.
Она во власти разума бессменно»!
Так постулат Атлантов утверждал.
Но их простой народ не понимал.

Тогда жрецы, Атлантов высшей касты,
ввели культ Солнца – вечного отца,
владыки жизни. Лик его прекрасный
в просторных храмах волновал сердца.
Животворящий, гневный, уходящий,
рождающийся вновь и жизнь дарящий.
Культ Солнца вскоре Землю охватил.
Язычников в крови он утопил.

А в центре мира, в городе могучем
Ста Золотых Ворот, как культа страж,
ступенями стремится прямо к тучам
огромный монстр, за этажом этаж.
В вознесенную к небу пирамиду,
дарованную солнцу лишь для вида
святая Голова помещена.
Изображает Спящего она.

На площади священной пирамиды
крылатый, с человеческим лицом,
громадный бык, сплошь золотом покрытый
В носу его массивное кольцо.
Под ним огонь горит неугасимо.
В дни равноденствий в нём неумолимо
красавец-юноша сжигается при всех
под пляски, барабанный бой и смех.

Сын Солнца был владыкой безграничным.
Владел всем сущим, строил и кроил.
Весной пахал и сеял в поле лично.
Он всякий мирный труд благословил.
И долго Атлантида процветала.
Был стойкий мир. Ничто не удручало
её покой. Неведом был ей страх.
И меч совсем чужой в её руках.

А на востоке появилась туча.
Над Атлантидой стала нависать.
То племена кочевников могучих
сбивались в многочисленную рать.
Сплошь жёлтые, с раскосыми глазами
и чёрными прямыми волосами.
Учкуры – так в миру они звались.
Они в поход на Запад поднялись.

Пред женщиной склоняясь бесноватой,
она их предводителем была,
готовы все за ней идти куда-то,
куда бы свой народ не повела.
Су Хутам Лу звалась степей царица.
Она ещё была и главной жрицей,

а имя «Говорящая с луной»
хранила гордо в голове шальной.

И повела учкуров к Атлантиде,
и под себя подмяли племена
кочевников, Те были не в обиде –
их всех в поход с собой взяла она.
И сняли юрты и пошли на запад,
не думая, что с ними будет завтра.
Погнали скот, везли детей и жён.
И каждый луком был вооружён.

Шли год за годом. Впереди учкуры.
Их конница – вселенская беда.
Они дрались решительно и хмуро
крушили, разрушали города.
По европейской разлились равнине.
На ней из них осела половина.
Сильнейшие продолжили свой путь
И воздух моря им наполнил грудь.

Вот первую колонию Атлантов
они сожгли и вызнали тогда,
где город Солнца – детище гигантов,
лежит – их путеводная звезда.
Су Хутам Лу здесь умерла. Как знамя
подняли скальп её: «Ты вечно с нами!–
Учкуры говорили, весь народ.–
Продолжим и закончим твой поход»!

И на плотах свершали переправу
на Атлантиды землю день за днём.
На побережье быструю расправу
чинили и мечами, и огнём.
И появилось войско краснокожих.
На молодых богов они похожи.
Все в золоте и перьях от души,
Атланты были очень хороши.

Но конница Учкуров беспощадна.
Красавцы были все истреблены.
Враги их были злы и кровожадны.
И жалости не ведали они.
И началась война по Атлантиде.
Всё на защиту выставил правитель.
За помощью во все концы послал.
Кровавых жертв десятки совершал.

Костры пылали на вершинах храмов.
А в городе смятенье и разгул.
Вина и плясок, исступлённых самых,
разврата море, барабанный гул.
Философы, готовясь к испытанью,
великие труды скрывали Знанья
в пещерах горных. Зарывали там,
чтоб сделать недоступными врагам.

И град Ста Золотых Ворот захвачен.
Сын Солнца с главной башни ринул вниз.
Костры погасли на вершинах башен,
На площадях, в домах исчезла жизнь.
И овцы средь домов теперь бродили,
а пастухи там песню заводили
о той блаженной, радостной стране,
что миражом являлась им во сне.

Итак, цивилизация погибла.
Кочевники пошли к своим вождям:
«Здесь участь странная нас всех постигла,–
они пытали,–Что же делать нам»?
«Живите мирно,– им вожди сказали.–
Вы обрели здесь всё, чего желали.
Отцы о том мечтали много лет.
И вот мы здесь. Другой дороги нет»!

Вожди учкуров в те же дни избрали
мудрейшего правителя страны.
То был Тубал. При нём немедля стали
зализывать последствия войны.
Он повелел чинить дома и стены,
пахать и сеять. Всюду перемены:
очистили сады, каналов гладь
несёт в жару прохлады благодать.

Издал он много правильных законов:
простых и мудрых, важных для людей.
Бежавших мудрецов и посвящённых
призвал он в город милостью своей.
Он им сказал: «Мои глаза и уши
для мудрости открыты. Будем слушать
советы ваши. Будем выполнять,
учиться жизни, строить, созидать».

Он разрешил открыть повсюду храмы,
послал гонцов, чтоб сообщили всем,
что хочет мира: «Зарастают шрамы.
Так пусть же зарастут они совсем»!
Таким начало было третьей славной
волны цивилизации Атлантов.

Теперь в кровь многочисленных племён,
живущих здесь всегда, со дна времён:

оливковых и чёрных, красных, белых,
учкурская влилась живая кровь –
мечтательных людей, рисковых, смелых,
и ненависть познавших и любовь,
звездопоклонников, номадов азиатских,
весь мир готовых разделить по-братски,
прошедших солнца свет и ночи мглу,
потомков роковой Су Хутам Лу.

Душа пришельцев к знанию стремилась.
Все книги древние у них опять.
И Земза и Аама умудрились
перевести, прочесть и вновь понять
К их розыску Тубал предпринял меры.
И "Спящего" папирусы в пещерах
полуистлевшие вновь видят свет.
Всего их семь. Дороже в мире нет!

И вот она – основа новых знаний:
«Мощнейшая из сущих в мире сил –
начало всех начал и окончаний,
лишь та, что чистый разум заложил.
Материя его, что дремлет в людях,
стрела на тетиве. И если будет
желаньем тетива напряжена,
и знанием направлена она,

то сила возрастает безгранично».
Сто лет – расцвет культуры на Земле.
Учёные работают отлично.
Четыре сотни до Потопа лет,
когда ушла под воды Атлантида.
Был общий мир. На редкость плодовита
наукой подготовлена земля,
её сады, угодья и поля.

Народ любил, рожал и веселился.
Был лёгким труд седым и молодым
Там круг учёных многого добился.
В преданьях век тот назван золотым.
И к чёрным племенам, живущим в дебрях
в болотистых и зараженных землях,
свет знания мучительно проник,
дал всходы, развернулся многолик.

В Центральной Африке кипит работа:
там строятся большие города.
И создано родившейся заботой,
чего не знали прежде никогда.
Дало в те годы пышное цветенье
Старинной Земзе мудрости творенье.
Но мудрые там стали понимать,
что знание ведёт народы вспять.

Что к гибели ведёт его развитье.
В его основе первородный грех.
Печальным было это их открытье.
Оно, увы, теперь касалось всех.
Всё дело в том, что жизнь всего живого,
Земли и звёзд, небес, всего другого,
считалось выходящим из Него
из Разума лишь только одного.

Единственной реальностью был Разум.
Окрестный мир – его глубокий сон.
И каждый заявить бы мог в экстазе,
что из живых на свете только он!
Всё остальное – люди и явленья
лишь только плод его воображенья!
Как следствие: борьба всех против всех.
Надеется ведь каждый на успех!

И знание Атлантов раскололось.
Одни считали вечным семя зла.
Они не отступали ни на волос
и говорили: «Будет, как была
единственная сила созиданья
и разрушенья, сила мирозданья –
то семя зла, что разум нам несёт,
Она лишь бытие и создаёт»!

И чёрными себя обозначали,
поскольку знание от чёрных шло.
Другие зло природным не считали.
«Уверены, что разум увело
от истиной природности,– сказали.
И злу противодействие искали
и говорили: «Яркий солнца луч
уходит в землю с неба, из-за туч.

Он, погибая, тотчас воскресает
в плодах земли. Пусть умирает он,
но жизнь он бесконечно возрождает.
И это главный жизненный закон!
И разум мировой нисходит, гибнет,
но, воскресая в плоть, он вновь постигнет
всю радость жизни, счастья полноту,
творенье, созиданье, и мечту»!

Грех разума возможно уничтожить.
Он одинок на свете неспроста.
Он должен пасть и в плоть войти. Проложит
путь сквозь живые смерти ворота.
Врата те – пол. Паденья сила – Эрос.
Влеченью пола неизвестна мера.
Он разум к новой жизни приобщит.
На верный путь к природе возвратит»!

Все люди, утверждающие это
считались белыми. На голове
у них тиары белые. Знак Эрос
так заявлял в то время о себе.
И праздник создали они весенний –
в садах мистерия грехопаденья.
В ней юноша, не знавший женщин, был
Он Чистый разум в оргии явил.

Там женщина – ворота смертной плоти
со змеем Эроса срывала дивный плод.
На эти зрелища, (а город был непротив),
со всех краёв съезжался к ним народ.
Но белым ясно: гибель неизбежна.
Она близка. и начали поспешно
к концу готовить преданных людей,
селить в горах с элитою своей.

Открытие поспело в это время:
нашли возможность в очень краткий миг
высвобождать немыслимое бремя,
дремавшее в растениях одних.
Высвобождаясь, жизненная сила,
в безмерное пространство уносилась.
И чёрные, в деяниях вольны,
использовали это для войны.

Построили ужасные по виду,
летающие чудо - корабли.
И падали перед ними на молитву
все дикари окраинной земли.
А страхи белых стали подтверждаться.
Краса атлантов стала вырождаться.
Пресыщен, равнодушен человек.
Кончался Золотой прекрасный век.

Разнузданность и жажда извращений.
Опустошённый разум бастовал.
И так за поколеньем поколенье
атлантов гордый дух их покидал.
Все стали чуять неизбежность смерти
и в сытой жизни вольной круговерти
озлобились, свирепость обрели,
творили то, что прежде не могли.

И времена последние настали.
Власть в городе Ста Золотых Ворот
Всецело под себя в те дни забрали,
убив одних и подкупив народ,
семь богачей, что представляли гордо
великий и могучий Чёрный орден,
из тех, что Магацитлами звались.
Весь мир людей сгубить они брались.

Ведь Магацитл звучит как «беспощадный».
«Мы уничтожить всех людей должны,–
они считали, – напрочь, безвозвратно.
Они ведь разума дурные сны»!
Чтоб насладиться зрелищем кровавым,
открыли праздники свободных нравов.
Игрища и гульба по всей земле
при свете дня и при кострах во мгле.

Открыли закрома и магазины,
сокровищницы настежь. Корабли
заморских фруктов многие корзины,
и девушек народу привезли.
Для наслаждений распахнули храмы,
вином наполнили фонтаны прямо.
И мясо жарили на площадях.
Безумие царит, потерян страх.

На площадях, кострами озарённых,
среди людей, резвящихся в ночи,
вином, едой, любовью исступлённых,
явились Магацитлы – палачи.
Высокий шлем с колючим гребнем красным,
панцирный пояс, весь в шипах ужасных.
Они бросали правою рукой
блестящий шарик, с виду небольшой.

Он разрывался пламенем холодным
и разрушал всё сущее кругом.
А Магацитл вонзал свой меч голодный
в живую плоть, не мысля об ином.
Но вдруг толчок подземный страшной силы
увёл безумных, пьяных от могилы.
Кровавую он оргию прервал.
И рухнул наземь каменный Тубал.

Трещали стены, рушились колонны.
из трещин пламя рвалось к небесам.
Укрыты пеплом дали небосклона.
В земле видны провалы тут и там.
Наутро солнце сквозь туман кровавый
пролило свет на жуткий вид расправы,
развал домов, горящие сады
и горы трупов – оргии следы.

И бросились поспешно Магацитлы
к чудесным аппаратам, улетать.
И стали с пирамиды в чётком ритме
горящий город, Землю покидать.
Они летели в звёздное пространство,
где чистый разум с гордым постоянством
в их пониманье правит и живёт.
К нему, в него направлен их полёт.

Их аппараты – яйца улетают.
Их много тысяч в космос унеслось.
Они в пространстве, словно искры тают,
а на Земле крушенье началось
С толчком четвёртым по Земле погнало
огромную волну. Она промчалась
по суше, всё живое хороня.
Так продолжалось три безумных дня.

Ревела буря, молнии хлестали,
а за оплотом устоявших стен
с вершины Магацитлы улетали,
прощаясь с пирамидой, насовсем.
И три толчка со стоном, как от боли,
всю землю Атлантиды раскололи.
Великий Город Золотых ворот
исчез навеки под покровом вод…