Клубком сребристой пряжи катится Земля

чрез темные пространства всей Вселенной,

как будто нить, как человеческая жизнь-петля,

узор с мильярдами других, как нить сплетенье.

Гадать не стоит, бесполезно делать вид,

какая нить берет свое начало, будто знаешь.

Звенит, но обрывается серебряная нить, -

прекрасна жизнь, но все же не обманешь.

Клубок тугой, горячий, обжигает и бежит

по нитям жизни ток, - одних паяет воедино

и намертво. Отталкивает часто он других,

а третьих скручивает-рвет в живую, очевидно.

Еще четвертых заставляет выбить краткую искру,

слепую вспышку белую в бессмертном мраке

и гонит дальше, не давая оглянуться поутру,

как электрическим космическим зарядом.

По книжным путаным страницам все летят слова, -

и ненависть, и страх, любовь и мысли, и желанья,

пусть люди, разделяясь-сходясь, снова и едва, -

масштаб Вселенной все же что-то значит.

И незнакомы, неизвестны, разоренные они,

как после лишь потопа и руин былого счастья,

и обожженные бок о бок, ближе муж-жена,

и двое связаны серебряною трассою причастья.

Завязывает, рвет и путает узлы все мать-Земля.

Катись! Пусть даже нашу нить к финалу тянешь.

Нам не порвать, не сжечь! Непостижимы ты и я!

Вселенная, надеюсь, нас ты не обманешь!