ЗАБЫТЫЙ ОБЕЛИСК.

Я этот мир покину навсегда.

Был долог путь, но он к концу подходит.

Спасибо вам ушедшие года.

Они все чаще по ночам приходят

Прекрасна молодость, иначе не бывает.

Легка, беспечна и во всем права,

безгрешна, Бог во всем благословляет.

Я жизнь свою с любовью прожила.

Была весна, она с ума сводила,

А вместе с тем вокруг была война.

И в это час я парня полюбила,

Он был не наш и как же я могла.

Вот так могла, он этого достоин.

Да, он красив, но это ведь не все.

Он, этот немец, был отважный воин.

Добрейший, честный, искренний во всем.

В селе война, почти не ощущалась,

у власти немцы, фронт был далеко.

Мужская часть села в полицию подалась,

Работы не было, жить было нелегко.

Мы как на диком острове забытом.

А мы живые, кровь весной бурлит.

В нас человеческие чувства не убиты,

а Бог всегда любовь благословит.

С подругой мы ромашки собирали.

Хохочем , а на встречу два бойца.

И вдруг меня оса за палец жалит,

стерев улыбку с моего лица.

Он подошел, рассматривая руку,

зубами жало из нее извлек.

И как бы извиняясь, ненароком,

он поцелуем мне ладонь обжег.

От этой нежности в душе запела скрипка.

И навсегда, еще сейчас звучит.

Глаза в глаза и добрая улыбка.

И это все уже никто не повторит.

А после, как бы жизнь меня не била,

за это взгляд готова жизнь отдать

И ту любовь, что жизнь мне подарила,

никто не вправе даже осуждать.

Да, только многие свидетели немые,

с крестов не могут счет мне предъявить.

А за любовь, я жизнью заплатила.

И лишь в конце мне удалось пожить.

Я не об этом, вся деревня знала,

про мой роман, никто не осуждал.

И все же, жизнь мне испытание послала.

Потом твердили - Бог, мол наказал.

Однажды ночью, в окна постучали,

солдаты наши, раненый один.

Мы, с моим немцем, спрятать их старались

И он со мною в этом был един.

Он приносил еду, медикаменты.

Он про облаву нас предупреждал.

Да были в жизни сложные моменты,

А выследил нас местный полицай.

А раненому даже полегчало

И собрались ребята уходить.

Не удалось, судьба переиграла

У леса их сумел патруль схватить.

И те, кто их тогда судьбу решали,

могли от немцев это утаить.

За партизан тогда, большие деньги получали.

А мне пришлось за эту подлость заплатить.

Когда назад вернулась наша власть,

меня в предательстве и связи с немцем обвинили.

И жизнь моя по рельсам понеслась,

и оказалась, после, я в Сибири.

А полицай живет в деревне той.

Больной седой и совесть не терзает.

Ему бы оказаться за чертой,

да только смерть его не принимает.

Нет, жизни я не предъявляю иск.

За нас ведь кто-то там судьбу решает.

Стоит в селе забытый обелиск,

Чужую память правдой освежает.