Кружилась осень в платье бабьелетовом,
ветрами насыщая кринолин,
играя нежно-голубыми лентами
в небесном море тонких паутин,

что задевали, нежной пеной, туфельки,
намеренно запутав каблучок
прекрасной Девы в ежедневной сутолоке
и сентября порывистый смычок.

Вращаясь в вальсе необъятной вечности
под морем купола горящих звезд,
венчалась осень в хладной бесконечности
под музыку любви сентябрьских гроз.

Лилась с небес дождем хрустальным музыка -
ах, как талантлив милый музыкант!
И месяц юный серебристым лучиком
зажег огнями млечный звездопад!

Парила осень стаей журавлиною,
стекал на город молча листопад,
усыпав ночи, словно апельсинами,
где город больше никогда не спал.

Его, как штормом, окунуло осенью
в прелестных буден злую круговерть,
и время в бесконечный поиск бросилось,
отправив в прошлое пустой конверт.

Не спал народ, забросив сон и высыпав
ста тыщами невыспавшихся глаз,
на ночь глазея над забытой пристанью,
что осень напоследок сберегла...