* * *

Дался поэтам вычурный Париж:
побитый молью Лувр, не/мой Марсель,
в который раз застиранный престиж
и марсовых полей слепая карусель.

Там правят миром моды куртизанки.
Политика их подиум былого,
где пара стройных ног — подранки,
где сущность наготой весома.

В Крыму давно уже и эта пядь
распята подвесною на Ай-Петри.
И не устанет Роман-Кош стоять
защитною стеною наших ретро.

_______________
_________

Заставою Гурзуфское седло —
рогатка от проныры любопытства.
И с ним нам верно точно повезло
не утолять французское бесстыдство.