.

.

.

                                         Волчицу любит сурикат.
                                         Вы сомневаетесь? - я тоже! -
                                         к тому же он на ней женат,
                                         хотя ни рожи нет, ни кожи?! -
                                         в любви нередки чудеса,
                                         любовь и жалует, и учит
                                         тому, что не постигнешь сам...
                                         но тут - другой несчастный случай.

1.  
Любовь Волчицы  -  всё же Волк, куда ж от этого деваться...  
уютят сердце гладь и шёлк, когда прамать аргументаций -  
весёлый нрав, и тёплый слог, и сень хороших настроений -  
прольёт сквозь тело свой поток,  и душу выведет из тени.  
Да, зубы щёлкают всегда :    волкИ  -  перфект стоматологий!  
Но даже это не беда - когда вальяжный, мохноногий,  
в загонах  изучивший толк,  но не изведавший  покоя -  
пред ней смутился Серый Волк. Не каждый чувствовал такое.  

Нет, он не зайчик, он другой. Он много выстрадал и знает.  
Он - тренированным собой - не даром мили пробегает.  
В его глазах светИтся ум, а в вое - трагисложность мира,  
он не рахат и не лукум, он - горемыка и задира -  
он нападает, бьётся, рвёт, он импульсивен и отчаян,  
а драма в том, что в свой черёд  -  Волчица тем же отвечает.  
Тела свиваются в клубок, грозя закончить жизнь в канаве,  
и если бог их уберёг  -  к порухе это, или к славе?..  

Вы знаете? - чтоб славе быть, придётся жить через поруху -  
чтоб больше любящих ценить, приветить душу-щебетуху, 
любимым - максимум отдать, и думать что отдал бы больше -  
а значит надо протирать - в душе звенящий колокольчик! -  
но это сложности и труд,   а разрушенье - много ближе,  
и Волки к худшему придут :        он - потому что он обижен,  
она  -  не в силах доказать  ему  -  мадамье право злиться,  
а также плакать и кусать...  терпи, Волчок, коль я Волчица!..  

2.  
У ней не вышло, он не смог - адьё, мон шер! - и разбежались.  
Есть в сердце тёплый уголок не под бронёй и не из стали? -  
конечно есть, но путь к нему  -  на жесть и тернии богатый.  
Тащи  сама  свою  суму.  Не тянешь?!  -  любишь Суриката.  
Он страшно милый, он не Волк - покладист, хлопает глазами,  
а в них почтенье и восторг...   -  хотите?  -  убедитесь сами,  
как можно искренне внимать лихим Волчицыным кунштюкам,  
за нрав её не проклинать, и за агрессию не тюкать,  

а неумеренно хвалить и лить ей в уши мёд с елеем -  
она ж, не в силах больше выть! - и от речей льстеца - шалеет.  
Мангуст не брешет, он свистит - то вроде искренне, то лживо.  
Он покорён.   Волчицын вид,   апломб холодного отжима,  
непредсказуемость скачков,  нередставляемость реакций -  
дают ей миллион очков в сравненье с прозой сурикатской.  
И он вознёсся над собой - как собственник мятежной крали,  
и даже сподвигался в бой,  хоть понарошечный вначале.  

Но он доволен - он Геракл, свершивший свой отдельный подвиг!  
Ему что барышень, что скал  -  что пополам, что сразу пО две -  
по диким вепрям не мастак,  по царству мёртвых не бродяга,  
но поднял свой геройский флаг...    вся сурикатская ватага  
теперь завидует его   норе-машине-туалету,  
возможности втянуть живот и даже странствовать по свету...  
а Сурикат, наоборот, чем дальше жив  -  тем меньше счастлив,  
и свой шикарный разворот  -  мнит необдуманным отчасти.  

3.  
Влип.  Каждый сел в своём углу,  давно друг друга раздражая.  
Он для неё чертовски глуп,  ну вовсе не соображает.  
Она немерено резка,  как гриб в борще  -  амбициозна,  
когда б подстроиться - никак, когда б простить - пеняет грозно.  
Давно восторги унялись,  и обнаружились пробелы.  
Он не расталкивает жизнь, а если вякнет - не по делу.  
Она совсем не так щедра, как мужу в благости мечталось,  
и если что вечор дала  -  запилит в хлам за эту малость.  

Она всё знает. Сколько раз, куда, за что, принёс ли сдачу,  
пришёлся френчик в самый раз и был ли выигрыш к удаче.  
У ней всё точно учтено, она вложилась - значит помнит.  
Он - вечно слабое звено,  потёк белка на этой бомбе.  
Ей так обрыд поспешный секс  -  по многу раз без многой мочи,  
что ладно  -  пусть уж будет без  -  а если что, то покороче.  
Ей для него чихнуть-то влом,  а тут  -  стонать и суетиться...  
а впрочем тоже поделом!  -  за выбор счастия Волчицы!  

А Сурикат любил комфорт, за стол и ванну не работал,  
но без любви-то...   дёрнул чёрт его налево двинуть боты :  
зайчихи, кошечки, овца, лисички, мышки, черепахи -  
купить хорошего винца, и прочь, навеянные страхи! -  
отныне он опять герой, большой чувак большого мира,  
субъект - не в попе геморрой,  а член - похожий на кумира,  
всем Сурикатам Сурикат,  и Сурикатище - убогим...  
за что был выставлен под зад,  но огорчался на пороге.  

Потом всё было как всегда.  Так ищут внешние причины.  
Мужья спешат как поезда, меняя колер, вес и чИны.  
Но сурикат есть сурикат  -  не Волк, и в этом незадача,  
и будь он душка или гад  -  навряд ли  сложится иначе.  
Наш Сурикат? - спешит на бал! - он не меняет рупь на мелочь! -  
как ублажать богатых баб, и как не стоит это делать -  
он за женой поднаторел, теперь разметил всё детально.  
Итак...   при деле наш пострел...   хоть это вышло гениально!  

4.  
Заглянем вглубь амурных дел, туда где реют только чувства? -  
ты жить любовью не посмел?  -  ах, как же ангелы смеются,  
завидев твой нехитрый грех и хитромудрую повадку.  
Ты был нацелен на успех?  -  вот потому тебе несладко! -  
а вот ценил бы ты любовь превыше всех удобных пастбищ -  
шагнул в неё как под покров,  уже оставленный однажды,  
стяжал бы ангельский привет, вернул бы путь, пускай небыстрый,  
и был бы чувствами воспет  -  светло, отстроенно и чисто.  

Не бойся же  своей любви  -  пускай!..  -  пускай она с зубами.  
Настройся, выложись, зови, не кинь со зла могильный камень,  
не пропусти грядущий стон,  не допусти в сердца обиды,  
не поведись в монетный звон, и в модно-значимые виды.  
Волчице надо видеть высь, прогнав из сердца злые козни.  
Достало битвы, не борись, не трусь, не лги со страстью козьей.  
Не надо пестовать чужих, они ни в чём не виноваты.  
Прочти всем сердцем этот стих,  простив наивных сурикатов.  

5.  
Теперь наступит новый край. Держись, Волчица, жизнь не сказка.  
Давай, скорее начинай  -  учи урок про спесь и ласку,  
про недовольство и тепло,  про раздраженье и победу...  
дела повяли?  -  повезло!  -  терпенье с ладом в гости едут.  
Открой ворота, привечай.  Да, их везут беда и горе.  
Бывает радостный случАй, но в целом  -  с жизнью не поспоришь,  
уроки мудрости  -  не мёд,  не чай,  не патока,  не сахар,  
но где наступит твой черёд  -  там расслабляйся,  и не плакай.  

Волчица - тот ещё боец!  -  но на бойца всегда есть рота.  
Вочеловечься наконец  -  для мира,  бравая пехота.  
Вочеловечься для любви, поняв что дальше - место казни,  
не своенравничай - сверни, пусть празднует восторг-проказник  
твоих открытий новый день, час наступивших откровений,  
минуту гнева, страха тень,  и взрыв чарующих мгновений,  
когда весь мир любовью свят  -  и небом знаниям обучен,  
глаза для радости глядят,  сама люблю  -  не надо круче.  

Где научились отдавать  -  взамен не требуя поклонов,  
о волчьей шкуре горевать - нет небожительских законов.  
Волчица - голой, в тёмный лес, сняв силиконы с макияжем -  
пошла за волею чудес - без списка просьб и прочей блажи.  
Она хотела одного - да, Одного Его хотела,  
тогда был Волком... как Его... Любимый! - ойкнуть не успела -  
прищурился всё тот же взгляд - Он тут, на лавочке ютится,  
схуднул...   вильнул...   как жизнь назад...  
смелее, бывшая Волчица!  

.

.