От слова «господин» меня коробит.
Такое чувство, будто я – не я,
как будто барин я, а не Коровин,
и не друзья мне все мои друзья.

Ну хорошо, все стали господами,

и нет теперь начальства, все равны.

И стали госпожами наши дамы,

богаты ли они или бедны.

И потому теперь не переваришь,
услышав: «я – начальник, ты – дурак».
Но почему не звать других «товарищ»,
понятно, если он тебе не враг?

«В далёкий край товарищ улетает» –

я напевал от школы до седин.

И что ж, теперь, выходит, обитает

на небесах какой-то господин?