Глава тридцатая Контратака

Когда на колоннаду выходили
Лось с Гором, покидая круглый зал,
раздался новый взрыв огромной силы –
Тускуб рабочий округ разрушал.
Сиреневое пламя, клубы дыма.
с горячим пеплом вихрь пронёсся мимо.
На площади немая тишина.
Трудяг коснулась страшная война.

На зарево глядели марсиане.
Жилища их, дома разбиты в прах.
Разрушены места их обитанья.
Унынье, неуверенность и страх.
Решили Лось и Гусев вместе с Гором
поднять воздушный флот, как можно скоро,
вооружить, чтоб в бой вступить могли.
Но в арсенале были корабли.

Огромных пять стрекоз лежали рядом,
на площади, и Гусев их послал
в разведку. Проводил их взглядом.
В тот миг ему ответил арсенал,
что там на корабли идёт посадка.
Солдаты и оружие в порядке.
Над городом нависла тишина.
Неясная, зловещая она.

А время шло. И Гусев поминутно
по телефону арсенал пытал.
Звонить туда он к улице безлюдной,
к зеркальным телефонам посылал.
Над площадью летал огромной тенью,
и снова возвращался на ступени,
Метался – строил войско и кричал.
Вестей из арсенала ожидал.

И вот из арсенала сообщили:
«Окончена посадка. Корабли
снимаются во всей могучей силе.
Всё войско разместить они смогли».
Действительно, над городом, над дымом
лавиною пошли неудержимой
парящие стрекозы - корабли.
Уверенность солдаты обрели.

Расставив ноги, Гусев любовался
их ровным строем, голову задрав.
И в это время поодаль раздался
мощнейший взрыв, пространство разорвав!
Путь кораблям мечами пронизали
лучи, каких доселе не видали!
И корабли в лиловых облаках
исчезли с неба, обратившись в прах.

Между колонн повстанцев Гор явился.
Лицо дрожало, растянулся рот.
Глаза в слезах. Словами он давился:
«Всё. Взорван арсенал. Погиб весь флот»…
Нехорошо тому сейчас придётся,
кто средь живых покуда остаётся…
Лось промолчал. К нему Гор повернул.
На цыпочки привстал, в глаза взглянул:

«Сын Неба, вам спастись ещё возможно»!
Пожал плечами Лось и глянул ввысь.
И сердце дрогнуло в груди его тревожно.
Там в красном мареве под тучами неслись
на город за волной волна крылаты
Тускуба корабли. На них солдаты
Над городом снижались корабли.
Повстанцы отбивались, как могли:

Навстречу кораблям из тёмных улиц
летели молний круглые шары.
И там, где кораблей шары коснулись,
взлетал, как фейерверк, могучий взрыв.
А Гусев вёл народ на баррикады.
Крылатой тенью пролетел над садом,
колонну за колонной он развёл
по улицам, и с первой сам пошёл.

Тускубовы галеры разделились.
Над улицами, крышами плывут.
И вспышками в полёте озарились –
они с бортов по ополченцам бьют.
Другие сели на путей скрещенья,
И высадились с них в одно мгновенье
цепочки государственных солдат,
что за Тускуба намертво стоят.

Солдатики в серебряных тужурках
бежали в улицы, стреляя на ходу,
скрывались во дворах и переулках.
А кораблей всё больше, на беду.
Теперь они всё небо заполняют,
над улицами низко пролетают
и косят поражающим огнём
всю жизнь, что там внизу, под кораблём.

Поодаль на террасе Лось увидел
фигуру Гусева, мелькнувшую в дыму.
И тотчас же, неся ему погибель,
шесть кораблей направились к нему.
И через площадь к другу Лось помчался.
секунды не промедлив. Опасался,
что не успеет Гусеву помочь,
что схватят, свяжут и утащат прочь.

Поспел, когда на Гусева напали
со всех сторон. С десяток марсиан
его схватить и завалить старались.
Он отбивался, как большой таран.
Лось стал солдат расшвыривать, как щепки.
Был инженер в бою на редкость крепким.
За балюстраду он швырял солдат.
Никто не возвращается назад.

Терраса опустела Только двое.
Но Гусев неподвижен, оглушён.
Лось тотчас уволок его в покои,
что, подбегая, заприметил он.
Тот, на ковре, очнулся оглушённый
и, глядя в дверь, промолвил удивлённый:
«Мстислав Сергеич, сколько их пришло!
Как будто с неба облако сошло!

Как налетели, гады, налетели!
Как стали наших на лету косить!
Они народу уйму погубили,
лишь я остался. Нет! Пойду рубить»!
И он к двери отправился, шатаясь
Взял бронзовую статую, пытаясь
сразится ей на улице с врагом:
«Ну, подходи, кто с нами незнаком!

«Ну, что вы, Алексей Иваныч! Бросьте»!
«Я не могу! Пусти»! Лось не пустил.
«Побережём, коллега, наши кости»!
И в комнату от двери оттащил.
«Поймите, мой товарищ, мы разбиты.
Спасать теперь нам нужно Аэлиту»!
«Да, что вы с вашей бабой тут опять!
Я напоследок должен им сказать!

Хоть кожу пусть дерут с меня! Не сдамся!–
сжал кулаки, зубами заскрипел.–
Неправильно тут всё! Одно несчастье!
Я кровь пролил! Помочь я так хотел!
Спаси нас, говорят, спаси, Сын Неба!
А что могу я сделать, кем бы не был»
Лось взял его за плечи и встряхнул.
В глаза его пронзительно взглянул:

«То, что произошло, кошмар безумный!
Идём. Пробьемся, может быть, домой!
Домой, на Землю! Человек разумный
всегда признает, что проигран бой!
Тут Гусев лоб потёр и кровь размазал.
Слова те до него дошли не сразу.
«Идём,– сказал. Из комнаты долой.
Вот оба на площадке кольцевой.

Площадка над колодцем нависала.
И лестница спиралью винтовой
по стенам в глубь колодца погружалась.
Свет зарева полоской огневой
сквозь крышу из стекла в колодец падал,
кошмарной глубиной пугая взгляды.
Спускались вниз по лестнице они.
Мерцали сверху алые огни.

Там выстрелы трещали и скрипели –
о крыши тёрлись, днища кораблей.
Большие силы в этот час поспели
к последнему прибежищу людей.
Лось с Гусевым бежали по спиралям.
Всё меньше света. Гусев весь изранен.
Вдруг далеко внизу, почти во тьме,
фигурка появляется на дне.

Она едва ползла навстречу людям.
Остановилась. И раздался крик:
«Скорей спускайтесь! Враг сейчас тут будет!
За вами вслед он и сюда проник!
Внизу – ход в лабиринт. И в нём спасенье»!
То был сам Гор. И он, своим решеньем
навстречу смерти двигался наверх,
туда – на шум, туда, где алый свет.

Гор поравнялся с ними. Был растерян.
Сказал им: «Знаю, вам неведом страх.
Идите только по большим тоннелям.
Держитесь синих знаков на камнях.
Прощайте. Если только вы вернётесь
к себе на Землю, небу улыбнётесь,
расскажете про наш несчастный Марс
помяните там добрым словом нас.

Быть может, вам Земля подарит счастье.
А здесь – пустыни, смертная тоска…
Ах, нужно было нам свирепо, властно
любить и свет, и жизнь за все века»…
Вверху раздался шум. Пришли солдаты.
Потопал Гусев вниз: «Припёрлись, гады»!
Лось Гора за собой хотел увлечь,
но дружеские руки снял он с плеч:

«Друзья, идите. Я желаю смерти»
Лось в три ступеньки Гусева догнал.
Промчались по остатку круговерти
И Лось в просвете алом увидал,
как Гор солдатам бросился навстречу
и пал, ударом встречным изувечен.
На дно колодца спрыгнули они.
К ним по спирали близились огни.

И вот в полу кольцо плиты блеснуло
С трудом плита отвалена была.
Из тёмного отверстия подуло.
Царица Магр гостей своих ждала…