Я вас любил, мой смертный грех —
прелюбодействие.
Не ради славы, но утех —
взаимодействия.

Соблазны патокою в голову.
Мёд по плечам на бёдра голые...

Мне было всё равно,
но вам не тоже.
Литературное гумно,
стихи по коже.

Стегали летами завистники.
Стекали в лета беллетристики.

Я оплошал,
но не в эротике.
Чёрт вопрошал,
молясь на портике:

Чего ещё тебе болезный?
Есть тёплый хлев, души болезни.

Осталась за бортом мечта,
не умерла надежда.
А может быть вернётся, Та!.
Грешить, как прежде...

И снова в омут с головой,
в водовороте,
как телом, мыслями нагой,
авось поймёте:

Грешат не там куда зовут,
но где не каются,
где смертным по колено зуд
и что останется.