Послушай, друг! Ты слышишь бубенцы?

Ну вот и я, давно уже не слышал…

Все избы замело по верхние венцы,

Одев в хрусталь … заснеженные крыши…


Дороги замело, и даже верный «ДЖИП»,

Гребет колесами, но тщетны все потуги.

Вдруг вспомнил детство я, Зиму, полозьев скрип,

И колокольчик наш, что вешали на дуги…


По полю с ветерком, под легкий перезвон,

Укутавшись в тулуп, пропахший весь махоркой.

Вдыхая ширь полей, и только дальний клен,

Напомнит о земном, и доле нашей горькой…


Пора уже свернуть, дорога, на глазок,

И снег из-под копыт, щекочет лоб и щеки.

И зреет на душе великий русский слог,

Что спит лишь до поры, и бережет истоки.


Все это пронеслось, щемящей чередой,

Я вспомнил – мать, отца и тишину деревни.

И радость тайных встреч с девчонкой, той, одной,

Что родила любовь, в моем «пацанском» сердце…


Где делось это все, пожалуй, не вернуть.

И искренность ушла, остались лишь манеры.

Вот так мы и живем, считая жизнью путь,

Где вера без любви, ну и любовь без веры.


Но все же колесо цепляет бугорок,

И радостным рывком вещает о победе.

И снова тупит взор, нам серпантин дорог,

И вновь до «лучших дней», что дорого на свете…