Я обнимаю необъятное —
зарю восхода на закате.
Нащупал скрытое-приватное
во сне видение без платья.

Бог мой, не помню за собой
и трети подвигов Геракла,
но кажется, что мой святой
на скатерть не рассолом плакал.

Да будь я даже Пикассо,
я протрезвел бы в миг от граффити:
какая прелесть — Божество!
Не сразу весь заряд растратить бы.

иллюстрация:

http://newconcepts.club/website/articles/1237.html