Почему-то грустно и тревожно,

словно бабье лето за окном.

Вам меня понять несложно:

с ливнями аз есмь давно знаком.

Я как неба хмурого обрывок,

от осенней мряки я плаксив.

Письма, графоманские огрызки,

словно-бы дырявые вирши.

Почему-то холодно и мокро,

мерзко, пусто, жалко и темно.

Словно бессловесный окрик

мне в заплаканное мутное окно.

Жизнь – навеки, но нехитро,

будто юношеский старый фильм.

Отсияли взгляды, отмерцали титры.

Письмена свои почти отжил!