"Снова замерло всё до рассвета,
Дверь не скрипнет, не вспыхнет огонь..."
М. Исаковский (слова) и Б. Мокроусов (музыка)

Они, теперь ретроактивные,
в Совке, казалось, – примитивные.
Услышал песню – ну и что?
Да, мог я спеть её в компании,
и то, приняв на грудь заранее
в колхозе, поезде, авто.
Ну что ж, прибавилась ещё одна,
и мне не жарко и не холодно.
А вот Чайковский – это да!
в ТОТ век – какие были арии!
Но всё сгубили «пролетарии».
От них и музыке – беда.

А ныне песни эти вспомнятся –
и будто помыслы исполнятся,
и вроде – снова молодой!
И сердце то щемит, то радует,
когда при взгляде на эстраду я
услышу песню с «бородой».
Но новым песням время новое,
не журавлиное-кленовое,
таких подарков не даёт.
Грохочет ритм обезмеложенный,
подобно помпе обезвоженной,
на память помпа не споёт…

Младые – тут же с замечанием:
– Опять тут старый хрен с ворчанием.
Одно тут верно: “старый хрен”,
но переживший вальсы с тангами,
чуть отгремело время танками,
потом – шансон и битлов плен,
Бернеса и Шульженко Клаву
и их прижизненную славу,
и тех, кто пел за ширпотреб,
да и безвестных, что с гитарами –
всех довелось припомнить старому,
но никогда не вспомнить рэп.