Я жил как все, в толпе не выделялся.

В напрасных  спорах глотку я не рвал.

Не воровал, и за чужим тайком не крался,

Другим же, часто руку в помощь подавал.

Не льстил, не лебезил, врагам своим в угоду,

Предательство я не терпел и вечно презирал.

За другом был готов пойти в огонь и в  воду,

Что так же он за мной пойдет, я точно знал.

Я не боялся трудностей в дороги жизни,

Считал, что это предназначено судьбой.

И буду так считать,  до самой моей тризны,

Когда настанет час, уйти мне в мир иной.