Не лестью облику, душе,
не тлением теплится дружба.
Иронией, как Бомарше,
не оживить уже, не нужно.

Пустых похвал и едких ласк
бежит усталый полюбовник,
и также дружбу друг предаст,
как предан был беспрекословно.

Пустое — счёт счастливых дней,
ночей, разорванных за полночь,
и блики плачущих свечей
уже иссякли в зов — на помощь...