Белое платье 1-2

«Их машинами времени люди у нас называют.
Папа мой изобрёл и собрал нам такую машину».
Марк смотрел на неё. Говорит с удивительной миной!
Покраснела б чуток! Ей ничто сочинять не мешает!
«Вы частенько бываете здесь»? «Да, бываю здесь часто.
Я часами люблю здесь стоять над бескрайним простором.
Иногда облака над лесами восходят, как горы.
Здесь в пространстве и времени так всё приятно и ясно!
Я здесь видела кролика позавчера, а оленя
повидала вчера, вас – сегодня, в такое же время».

«Как же это – вчера?– Марк спросил у неё с удивленьем,–
если вы всякий раз в то же время сюда возвращались»?
«А, понятно! Но дело-то в том, чтобы мы оказались
в том же месте и времени, нужно нам по возвращенью
переставить на сутки назад время новой поездки.
Ведь течение времени действует и на машину.
Только я никогда так не делаю, место покинув.
Больше в разные дни я люблю здесь бывать»! «Довод веский!
«А ваш папа, скажите, бывал ли когда-нибудь с вами»?
«Папа болен,– сказала она,– и загружен делами.

Он бы очень хотел посетить это чудное место…
Ну, а я, возвращаясь, всегда все свои впечатленья,
обо всём, что видала, о самых приятных мгновеньях
всё ему передам, расскажу и подробно, и честно.
Он, как будто бы сам тут бывает,– поспешно сказала.
И такое желание было во взгляде – услышать
подтверждение слов, что тревогой скрываемой дышат…
Марк был тронут, взволнован, а сердце его трепетало.
«Разумеется, – молвил,– Надеюсь, поможет ему медицина.–
А затем невпопад,– Как чудесна такая машина»!

«Да,– кивнула она с видом гордым и очень серьёзным,–
щедрый дар людям, любящим горы, леса, всю природу.
В наше время такой красоты не осталось народу,
а такие холмы и леса в наши дни только в прошлом»!
Марк с печальной улыбкой сказал: «Их не так уж и много
в нашем веке двадцатом. Такой уголочек – находка!
Есть и озеро, есть и рыбалка и крепкая лодка,
но сегодня сюда навсегда проложил я дорогу»!
«Вы живёте здесь, неподалёку, наверное, где-то»?–
улыбнувшись спросила она, ожидая ответа.

«Домик мой расположен за лесом, в трёх милях отсюда.
Вроде в отпуске я, но на деле всё как-то неважно.
Дело в том, что жена у меня заседатель присяжный.
И её в эти дни отозвали. Один я покуда.
А зовут меня Марк. Марк Рандольф на холме перед вами».
«А я Джулия Данверс, – сказала она и смутилась.
Имя шло ей. Как белое платье, в котором явилась,
как и синее небо, и ветер сентябрьский над нами.
Видно в той деревушке живёт она, что среди леса...
Если хочется девушке Джулии для интереса

выдавать себя за человека из дальних столетий,
пусть себе выдаёт на здоровье, её это дело!
Только чувства, в которых себе признаётся несмело
адвокат Марк Рандольф, он конкретно и точно отметил:
это нежность, что сердце сжимает при взгляде случайном
на прелестное личико Джузлии в солнечном свете,
это счастье быть рядом с красавицей этой на свете
и влюблённость, что рвётся из сердца на волю отчаянно.
«Чем вы заняты?– Марк с интересом спросил,– Или школа»?
Я на курсах учусь секретарских и выучусь вскоре!

Тотчас ногу она выставляет вперёд, пируэтик:
«Секретаршей хорошею стать я давно уж мечтаю.
Как чудесно работать с большим человеком я знаю.
Секретарь и помощник его, а подчас и советник!
Вы хотели бы, мистер Рандольф, чтобы я после курсов
секретаршею вашей была»? Марк ответил смущённо:
«О таком лишь возможно мечтать в нашем мире бездонном!
Но такой секретарь в нашей фирме вполне в моём вкусе!
Первый мой секретарь поступил ко мне перед войною.
Вот тогда познакомился я со своею женою.

(продолжение следует)