.

.

.

1.  
Звался юным пионером,  
галстук с кедами носил.  
Очень трепетным манером -  
юных девочек любил :  
объяснялся им стихами,  
расставался не без слёз...  
самолёт - крылатый парень -  
далеко меня унёс.  

От стихов и перспективы  
разрывалась голова.  
Самой нежной и красивой -  
оставалася Москва :  
и любила без жеманства,  
и надеялась всерьёз...  
самолёт сожрал пространство,  
всё равно меня унёс.  

2.  
Галстук надо бы по пояс,  
да под лаковый штиблет.  
Скособочен? - что ж такое!  
Позабыл? - конечно нет!  
В этой жизни всё железно -  
от дресс-кода до пупа...  
и смеяться не полезно,  
и кишка перстом слепа.  

В сердце - новые любови,  
за окошком - только плюс,  
подобрел, не морщат брови,  
за любимых не боюсь,  
дорожу теплом и видом,  
иногда пишу слова...  
не держи на нас обиду,  
опустевшая Москва!  

3.
Растолстевшие девчонки  
пилят новых мужичков.  
От расстройства прежний Чонкин -  
забухал, и был таков.  
Повзрослевшие студентки,  
позаброшенный погост...  
почему не спросит сменки  
в сердце раненый завхоз?..  

Светят новые проспекты -  
неизвестной мишурой,  
от неонового спектра -  
тянет жёсткою игрой.  
Не отдаться, не вернуться,  
не воскликнуть - Ты жива?! -  
угощавшая из блюдца,  
изменившая Москва?..  

4.
В сердце места очень много,  
столько даже не занять.  
Мерно катится дорога :  
больше дальше, меньше вспять.  
Для чего любови выбор,  
если лёгок чемодан? -  
до свидания, спасибо,  
вам привет из дальних стран!!  

Я люблю тебя, родная,  
без страдательных времён.  
Я люблю, не убегая.  
Я к перу не осуждён.  
То что стало, то что было -  
не проверить, я ж вменя...  
Я хочу, чтоб ты любила.  
Повзрослевшего меня.  

.

.