Исходила рощи и поляны,
покормила кровью комаров.
Воздуха лесного запах пряный
и тепло пылающих костров
навсегда во мне, как та дорога,
с лужами в разбитых колеях.
Взгляд России вымученный, строгий
не забуду в солнечных краях.
То она: в линялой телогрейке,
в валенках, проношенных до дыр,
бросит в шапку медные копейки,
в ковш черпнёт колодезной воды.
То она последнюю рубаху
гостю даст, в избе накроет стол,
предал кто, тому - топор и плаху,
и блyднице завернёт подол.
Ох, Россия - бoсая, в подтыках,
с квaсным рыком в тощем животе,
лaпотная, в обуви из лыка
и в святой, наивной простоте!
Кто тебя не грабил, не калечил,
не дурманил зельями, вином?
Лишь чадили поминально свечи,
да слеза катилась перед сном.
Сколько слёз ты выплакала? Боже!
Сколько стонов в выбитых зубах,
сколько шрамов и рубцов на коже,
сколько скорби в высохших губах!
Горечь хины в семени цитварном -
в памяти... Ромашки в подолЕ.
Родина! Ты снишься сном кошмарным,
в саване на скoбленном столе.
И сейчас жирует и пирует,
кинув кость обглоданную псам,
временщик, что кровное ворует,
продаёт нефть, уголь, газ, леса...
И течёт российский «нефте-доллар»
в закрома продажных воротил.
И прогноз - цитварная крамола
в звёздном сочетании светил.