И солнце по-прежнему светит,

балдеют деды, даже дети.

Сегодня не сдал я зачет.

Я плюнул на все. Все на свете, -

зашел похмелиться в "Грот"

А в сумрачном полуподвале,

как-будто все в рыцарском зале,

не слышен лишь лязг мечей.

И благословенная влага в бокале

искрит-искажает все блики свечей.

Похмелье тяжкό от несдачи,

мне зад показала удача.

Ну, просто не хочется жить.

Сейчас поступить бы иначе -

уйти, чтоб зачеты учить!

Но в баре сижу - с какой стати? -

как воин разбитой уж рати.

Я в голову свесил в бокал.

Кукиш приготовил всем - Нате!

хотя и счастливей не стал.

А в нише, где стойка напротив,

во весь напомаженный ротик,

девица зевает так хищно

- Ах, эти глаза уж не против! -

динамик выводит мурлычно.

Не крайний я, хоть и не первый,

змеится сигарка все кверху,

и вяжет вопрос за вопросом,

сгущается тучей неверной

медяного там купороса.

За столиком, головы сдвинув,

на мир наплевав, все покинув,

целуются жадно рот в рот,

(и слышно, - меняют бобину).

Хорошее место - "Грот"!

Разгонную барменша Валенька

нальет мне (ах, зад, как завалинка),

в привычной хмельной ипостаси

утешусь и хищную краленьку

пойду укрощать в номера восвояси!

(студенческое, Харьков, ХЮИ, 1974 г.)