Чужой жене

Невидимой рукой меня тянуло
нарушить Божью заповедь с тобой,
когда волной греховной захлестнуло
всему наперекор, наперебой.

Встречались мы, хоть сдерживали сложность
свиданий и греха дамоклов меч.
Но их превозмогали неотложность,
первостепенность жарких наших встреч.

А страсть мою вздымали, словно крылья,
и стать твоя, и твой задорный нрав.
И если что не так, то говорил я
себе, что я, конечно же, неправ.

В те дни и годы на вершине страсти
друг с другом были мы, как на духу...
Но всё проходит. И не в нашей власти
навечно оставаться наверху.

И вот теперь – низина запустений.
По ней течёт, невидима другим,
река Печаль... Уже густеют тени.
Ведь ты была мне светом дорогим.

Спасибо, что была. Спасибо, что любила.
Пускай не безоглядно. Всё же мил
был для тебя – мне это важно было.
Ещё важней – что сам тебя любил.