НОЖОВКА


Нельзя мне вспомнить без улыбки
Те годы детства моего,
Когда все члены были гибки,
За исключеньем одного.
Но вот те годы пролетели,
И в довершение всего,
Мои все члены затвердели,
За исключеньем одного.

(из фольклора)


Прощайте юные мотивы!
Прощай мятежный комсомол!
Там, где носил презервативы,
Теперь таскаю валидол…

                 *  *  *

Я брёл домой слегка шатаясь.
(Был под шафе, виной – запой).
Пройти под деревом пытаясь,
Я зацепил его башкой.
Проклятый сук, что рос так низко,
Решил я тут же отпилить.
Поскольку дом уже был близко,
Пошёл ножовку раздобыть.
В чулане без толку порывшись,
Спросил жену: "Эй, где пила?"
Она, глазища округливши:
"Ей-богу, милый, не пила!"

Умом совсем Бог баб обидел.
Их сила, разве что, в еде.
Но я такого не предвидел.
- Пила, я спрашиваю, где?! – 
И с рожей взмыленной кобылы,
Та на дыбы: - Что за дела?! – 
И вдруг «в кусты». - Ей-богу, милый,
Я ведь ни грамма не пила! 
- Твоё враньё мне надоело! –
Прищурил я свой мутный глаз. –
Ты, бля, надуть меня хотела?
А ну, колись! Колись сейчас!

- Ну… у соседа! - дура блеет,
А нос воротит в потолок.
Но я-то знал: сосед имеет
Свою пилу и молоток. – 
- Зачем дала?! - спросил я строго,
(Я ведь ввиду пилу имел).
- Да не давала я, ей-богу! – 
Во мне Отелло закипел.
- Да как ты, с-с-сука, не давала,
Когда мне тут базар гнала?
Ты ведь сама свой грех признала,
Что у соседа, бля, пила!  – 

Её признаньем околпачен.
Она подавлена была… 
- Коль знала б, что такой трепач он,
То ни за что бы не дала!