Мой Бог, как себя я корежил
И рушил судьбы пьедестал! –
Травился, душился… и все же
Таким как и все – не стал.
И, белой вороной летая,
Кричу: - Я ведь свой, погоди! -
Но чёрная, плотная стая
Мне каркает: -Нет. Уходи.