Он ей принес кулон из хризолита, 
Цветы и полусладкое вино. 
Надушенный, подстриженный, побритый. 
За ужином сказал, что одинок, 
Что счастья хочет с ней. Исповедально 
Звучали нотки голоса. Глаза 
Смотрели честно, любяще, устало. 
И расплеталась девичья коса. 
А после вездесущая соседка 
Сказала: «Он не так давно женат, 
И дети даже есть, четырехлетки. 
Не слушай ты обманчивых сонат!» 
Но ей хотелось жить, любить и верить, 
А разуму -- «навет» не принимать… 
Так жалко всех: несчастных, адюльтерных 
И преданных,-- шептал мне листопад...