* * *

Итак, сонет щедрот Цурена.
Я право слышал шепот от него,
но может философию Дидро
под вальсы дивные Шопена.

Да, моему сонету всё равно
приять тепло какого сюзерена,
его ничуть совсем не манит сцена,
оставить милое тепло в гумно.

Там сны под нежные романсы
и провансальских сказок стансы,
и молодое в глечике вино.

Куда уже в мои-то годы
искать удачи по невзгодам,
со мною было всё давным-давно.

-----------------------------------------------------------------

Как лист увядший падает на душу —
летят прошедшие мои года,
и страсти первого в любви стыда,
когда в пылу в губу я был укушен:

"А где же, сударь, первая строка?"
Чужого вдохновения напевы,
как прелести неведомой мне девы —
дыхание ночного ветерка.

Мой сказ о том, что стар ловить удачу.
Остался в глубине времён тот мальчик,
что было с ним в дому своём...

Где он по юности немея и краснея
впервые встретил чудо — сказку, фею...
Не мог дышать и думать ни о чём...

------------------------------------

Не думайте, что встретились в саду.
Обычные уловки: под луною
иль на аллее парка под звездою.
Поверьте был бы счастлив и в Аду.

Мы дома с нею повстречались.
Был день, как день таким же вечер,
без повода ночам на зависть.
Я даже не гадал на встречи...

Наверное, так мы и мир устроен.
Пришёл, упал, едва увидел,
уже вполне готовый к панихиде.

Нас красота сражает наповал,
и сердце на куски, и чувств обвал,
куда до красоты любой обиде...

------------------------------------

Я говорил, что встретил фею,
а промолчи, так это всё одно,
как вспомню, без вина пьянею.
Да, тут я кстати вспомнил про
вино.

Наверное, уже давно назвали,
жемчужины метафор в ожерельях:
глаза от серны углями в вуали,
точённый стан и ножки — фея!

Я выпил бы. Нет-нет, воды со льдом.
Сказал же раньше — пьян и без вина я.
Глаза закрою голосу внимаю.

Как можно устоять столбом притом?
Любовь быть может и живая!
По правде я другой не знаю...