Я из фэнтези родом, голодных времён,
Как искусственник, знал все болезни.
И они меня знали, был в список включён,
Вне которого сдохнешь, без песни.
Вроде выдержал натиск и всё перенёс -
Нет заслуги моей, только мамы.
Без неё бы не вырос, а в землю бы врос,-
Вот сюжет для фантазии-драмы.

Составителям списка мой низкий поклон,
Лег* ли, Ангел – хранитель от Бога,
Вот, сижу и пишу, возле компа мой трон,
За спиною за семьдесят у срока.
Срок – загадка, не знаю конечной черты,
И подсказок не видно, однако.
Но пока с этой жизнью я только на «ты»,
И она со мной так же, без драки.

То, что снова болезни я начал цеплять,
Сам виновен, коль с ленью братанье.
Сердцем я понимаю, Лень - та еще бл.дь,
Но за годы пришло привыканье.
Пониманье иллюзий, как фэнтези игр
На подмостках для выбранной роли.
Был я волком по сути, но в маске, как тигр
В его царской для леса короне.

Среди птиц и зверей не хватало одной -
Маски Воли в судьбе, настоящей.
Не делился с душой этой мнимой виной,
Был в сознанье всегда, сам обрящил.
Волку – волчье: охота в лесу, или вне,
В одиночку, иль в стае, – на сцене.
Как охотнику в жизни везло, на коне
Был всегда, без изгибов в коленях.

Волшебство, без пророчеств, игра и азарт,
И дорога – судьба пилигрима.
Есть в колоде четыре (по масти у карт),
Дамы – те, что нужны для экстрима.
Но о них я молчу, не об этом шла речь,
Здесь романс о любви за пределом,
Той, которую надо найти и сберечь
Без участия в сцене Отелло.

Для того, чтобы фэнтези с жизнью сложить,
Маску волка теряю, ведь старость.
Словом тоже без драки ведь можно убить,
А потом превратиться в туманность.
Слово было в Начале под маскою Бог.
Бог и Слово с Любовью, Надеждой,
Что в иллюзии жизни познал ты урок,
Сбросив в Явь своё тело-одежду.

*Лег – Ан-гел (читать наоборот), сущности 16-мерных миров
добровольно пришедшие на землю для оказания помощи лЮдям.
Ангелы – падшие леги, как правило, демонического плана. .