Тебе, сынок, сегодня тридцать три.
Но видно так угодно было  Богу.
Решил он, ты там нужен молодым,
Открыв ворота в рай и указав дорогу.
Что слезы матери ему?  Так..... ерунда.
Я их опять в ладонь тихонько собираю.
Вода, соленая и горькая вода.
Когда напьюсь ее? Когда?.........Не знаю.
Опять спешу к тебе в, вдруг ставшим вечным, дом
Три тополя, рябинка, ель
Что в плаче над крестом склонилась
Сейчас проснусь, И страшный сон уйдет
Не может правдой быть,
Все то, что мне приснилось
Глаза открою... ТЫ, сынок. Ты жив.
Метель спирали туго закрутила.
Но почему на кладбище, скажи,
Раз это сон, то что я здесь забыла?........
Теперь я счастлива бываю лишь во сне,
Когда ты, очень редко навещаешь.
Боюсь вздохнуть, стою в параличе.
Боюсь шагнуть, обнять – ты знаешь?
Мне страшно воздух обнимать, молчать
Горят напалмом ниточки души.
Боль утрамбована под камень. Надо ждать.
Но сколько? Боже, не  молчи, скажи