.

.

.

Он осчастливил тряпкой стол, на совесть выгулял собаку...  
сообщник-дождь уже прошёл, так он один ходил,
и плакал -  
по обманувшейся весне, по растворённым в небе звёздам,  
своей нелётной вышине,  
поползновениям пастозным,  
по не сложившимся мечтам - в узор лоскутного пошива,  
по бестолковым временам,  
где все бегут быстрей чем живы.  
Казалось - верилось любить, а руки жаждали работы - 
но сердце стало мельтешить, и перепутало чего-то.  

Она не плакала давно, ей не давалась эта воля -  
то недосуг, то всё равно,  
то боле-мене,  
то не боле.  
Боль пожирала изнутри, но ей казалась знаньем жизни :  
борись на раз - на два - на три,  
и бункер мечт цветами брызнет.  
Зачем бетонному цветы - ей углубляться не хотелось.  
Хотелось света, красоты, чтоб по утрам как птичка пелось,  
чтоб кто-то что-то ей сказал -  
чтоб захотелось развернуться...  
но бес булавочки вонзал - в души надтреснутое блюдце. 

Бродячий пёс - ничей дружок, ничей заступник, вольный фрайер -  
плевать служить за пирожок! - стыдясь,
объедки собирает,  
но думает что он, чудак - ужасно гордый и ретивый...  
то резво брешет просто так, то вон в колтун вцепился сивый,  
а что! - не все ли так живут, он не желает унижаться!  
Любить кого-то - райский труд,  
вы недочувствовали, братцы? -  
но странно встретились втроём на судьбоносном перекрёстке -
мы так пылим, мы так живём,  
что нам и встретиться не просто!..  

На перекрёстке всех ветров и всех невиданных событий -  
не надо думать много слов, туда неплохо б просто выйти,  
с мольбою руки протянуть к висящей в зелени тарелке...  
что, нету рук? -  
какая жуть! -  
тяни что есть, блохастик мелкий.  
А рупор с дерева вещал ( откуда тут взялось такое?!.. ) -  
что от начала всех начал мы верим в счастие людское,  
но людям свойственно болеть,  
и заражать четвероногих,  
забыв любовь и славя медь - в своих исканиях убогих.  

Мы ищем власти, правоты,  
и сласти - полное корыто... 
вполне понятные мечты, что всяко будут в прах разбиты,  
чтоб нам взмолиться и завыть, как шелудивый пёс с помойки -  
не зная искренне - как быть -  
и замерев в тревожной стойке.   
А рупор скажет -  
ё-моёёё... -  
добавит пару слов петитом,  
распишет ваше бытиё  
по ползновеньям неумытым,  
потом пошутит парой слов, потом добавит про стремленье -  
и всё, держи свою любовь, иди и празднуй день рожденья.  

Везде бывает волшебство. И в старом парке, и в пустыне.  
Ты дострадался до него? -  
твоя болезнь тебя покинет,
покинут -
бремя пустоты и оголтелые потуги,  
спроси себя -
где новый ты? -
и протяни к тарелке руки.  
А наша троица цвела - как группа кактусов на грядке.  
Ну ничего себе, дела! -  
идите с миром, всё в порядке? -  
кто пережил свою болезнь - тот на ходу не заторчится? -  
тогда затягивайте песнь своей любови яснолицей,  

и с просветлившимся лицом и помутившимся сознаньем -  
лелейте красное словцо от  
- Не могу -
до покаянья.  
Бог душу вылечит за вас. Не суетитесь. Не мешайте.  
Болезнь уйдёт в урочный час.  
Вы только выждите и дайте.  
Поверьте в навык Высших сил, в свою возможность исцеленья.  
Ступай. А Бог тебя простил. Ещё раз, милый -  
С днём рожденья!!  
И в парке -  
с облачных высот -  
для всех, кто здесь стоял и слушал -  
теперь наяривал вальсок - бальзамом в ищущую душу.  

.

.