Если смазлива, глупа на диво,
если умна, то страшна беспримерно,
а если и умная, и красива,
то обязательно стерва.

Все, кто встречает ее на тусовках или просто на улице,
обязательно и непроизвольно ведут ее взглядом,
инстинктивно мужчины перестают сутулиться,
женщины так же естественно начинают сочиться ядом.

Лицо утонченное, плечи и бюст, как течение плавное,
изящное платье, чулки - паутинки, остальное в ажуре черном,
(жаль, никто не увидит, хотя это, возможно, не главное),
дефиле от бедра, парфюм от Диора, не от поп-корна

хрупкая талия, в минисумочке, только мобильник с десятками
не отвеченных, (наплевать!), и ключи от квартиры, ноги
красивые, длинные. Она летит, отмечая взгляды украдкою,
утро она начинает с Моцарта и, конечно же, с йоги.

Необходимо спешить - бассейн, косметолог, курсы английского,
эсперанто и суахили, у нее нет времени на мужчин, что глазами
ее пожирают жадно и мечут икру дорогими подарками и цветами.
Она обожает мартини розовый, в крайнем случае - старый виски и

даже подругам ничем не обязана. Она привыкла к признанию
своей уникальности и волшебности. Это игра такая -
слушать, загадочно улыбаться, глаза опускать стыдливо, заранее
не отказывать и не обещать, влюбленность робкую изображая.

Книга жизни ее, как и список желаний, изрядно исчерканы,
она ест салат «экзотИк», устричный буйабес или суши,
а еще она любит стоять обнаженной в спальне у зеркала,
и считает ваше мнение по этому поводу чушью

собачьей. От улыбки, на щеках милые ямочки появляются,
в них провалилась бесследно, да-да, не одна уже крепость,
но от этой игры привычно и быстро она утомляется, -
мужчины ведь так предсказуемы, примитивны, нелепы.

Свидание, розы, романтический ужин, игра продолжается,
взлетные полосы от ее ноготков на спине у партнера
глубокИ, но ввысь не ведут, просто ей нравится нравиться.
Утром она удаляет его из жизни, в дверь выставляя с позором.

Она слушает джаз, что-то пишет в манере Босха и Достоевского,
любит не Мастера, но Маргариту, в поэзии предпочитает хокку,
молода, счастлива, сексуальна, ей влюбляться не надо и не в кого.
Светский раут и гордое одиночество, тонкая сигарета и мокко

со льдом. У нее всегда и на все свое мнение,
она, не прощаясь, уходит первой,
и не может скрыть искреннего удивления,
когда ей вдогонку летит – Ну и стерва!