.

.

.

В одном из углов шебутной коммунальной квартиры -  
в шкафу,  
не являвшем собой воплощения грёз -   
пластмассовый тремпель гордился парадным мундиром,  
сияющим золотом пуговиц, кантов и звёзд.  
Мундир до поры не заношен,
и ждёт откровений -  
латунного блеска литавр под сплошной звездопад,  
а тремпель готов постараться для звёздных мгновений,  
хотя и нарядным просветам окажется рад.  

Однажды мундир отпросился смотаться на танцы,  
на чей-то -
девичьих непуганых мечт -
выпускной.  
Взамен облегчения тремпель тогда заметался... 
ах, если б мундир
возвратился с танцулек с женой! -  
но молодость, молодость...  шарфик и лыжные палки,  
смешная беретка, и лёгкий волнующий топ...  
судьба иногда преподносит такие подарки,  
подбросив приятных вещиц в уставной гардероб.  

Так жили друзья, меж собой уповая на счастье,  
планируя
марши, походы и трепет знамён,  
покамест в шкафу не возникло крикливое платье,  
не знавшее званий соседей,
и даже имён.  
А братии тут же пришлось поменять направленье -  
на гибкость, доклад, мавзолей, суету и банкет.  
В шкафу теперь пахло духами, песцом и везеньем,  
а лыжным прогулкам показано жёсткое Нет.  

Да, платье не топ, в нём ни лёгкости сил, ни полёта.  
Зато - пониманье момента, практичность и спесь.  
Оно
если с кройки и ниток задумало что-то,  
то значит напор достиженья
в конструкции есть.  
Никто не заметил, как
шкаф отошедших традиций  
снесли на помойку без тостов, поминок и драм.  
А новая мебель, глядишь, метражу пригодится -  
обставить жилплощадь, достойную пафосных дам.  

Как скоро уверенность жестов пришла к апогею,  
а платья размножились
в съевшем полцарства шкафу! -  
позиции мужа в раскладе тотчас оробели,  
и заняли в ленте событий худую графу.  
Парадный мундир -
для начала сместили на гвоздик,  
прибитый в углу за карнизом дрожащей рукой.  
Но так как в крутые хоромы повадились гости,  
им тоже годился чуланчик какой-никакой.  

Вручив завертушку
с паштетом из звёздных амбиций,  
ушли звездоносца со всех подходящих постов :  
подстреленным брючкам
его квадратура годится,  
а он в квадратуре - кота исполнять не готов.  
И только наш тремпель, свалив между тапок горжетку,  
жалеет о прошлом,
не сбывшемся в бывшем шкапу.  
Беречь бы тогда дальновидно смешную беретку.  
Она б пожалела хомячить чужую судьбу.  

.

.