Петербург. Вот и кончились белые ночи.
Петербург. Начинаются чёрные дни...
Петроград ждал, что Лермонтов нам напророчил.
Ленинград вдоль проспектов включает огни...
Сквозь туман, что собрался над Финским заливом,
по Неве белой яхтой до Биржи пройду,
встану рядом с «Авророй». В призыве крикливом,
ревуны прокричат и накличут беду!
Не стреляй, остромордое серое рыло,
ляг на дно, ты бы знало, что будет потом!?
Рухнул с неба двухглавый, забился бескрыло,
загудел нескончаемый русский Содом!
Так всегда! Глупой, пьяной толпе на потеху
бросят лозунг и... Солнце потом не вставай!
И растащат, как мыши по норкам-прорехам
русский, теплый, румяный, большой каравай!
Николай лишь вздохнул в октябре с сожаленьем:
- Что же будет? Не уж-то пропал Эрмитаж!?
Нужно «Поле Чудес» Буратинам-поленьям,
и трактир - отдыхать от убийств и от краж!