На мне короста шрамов. Не картонный я герой.
Хромой бродяга, (но лишь при ходьбе хромаю).
Пропащий флибустьер и повсеместный фигаро.
Былой вожак могучей хищной серой стаи.
Шальной повеса. Резюме иных миров.
На землю списанный за грех, Адам из рая.

Есть у меня шотландский старый теплый плед,
четвероногий друг-диван, где я могу валяться
и прозябать до окончанья беззаботных лет,
есть тапочки, уют, хоть я люблю скитаться.

Сервант, хрусталь и бар, икра и бланманже,
диковинных напитков разноцвет, но мне в охотку -
медвежий ковшик, смесь соленых слез и горькой водки
заесть ломтем Луны и звездным похрустеть драже.

И есть камин. Над ним щиты, кольчуги и мечи,
домашний кино-караоке-центр, заморские омары,
а мне по нраву песня, блик костра или свечи,
картошка и душевный перебор простой гитары.

На тех клинках давно ржавеет вражья кровь.
Чужие глотки я теперь не рву клыками, -
другая жизнь и методы не те, вокруг иная новь,
и я богат лишь тем, что у меня есть память.

Плюс есть жена. Красавица, хозяйка, что всегда
верна и терпелива, будит лаской утром.
Все есть! Стакан финальный даже, где вода
дрожит. А я о Вас, мадам, мечтаю почему-то.