.

.

.

Не стой - садись пиши. Заполненный пробел,  
похеренный покой, натянутые струны...  
вокруг ещё вчера сновало столько дел,  
а нынче -
как не жил - до тех,  как не подумал.  
Под куполом жужжит  
по мне  
словесный рой,  
а нАлитый бокал уже не греет душу.  
Я сыт,
я отстрадал  - отборочной игрой,   
и там где проиграл - хотя бы не порушил.  

Моя тугая плоть, моя больная суть,  
невышепченный страх, несносные седины...  
дрожащая губа, без свиста не вздохнуть,  
а острый ум -  
застрял в глазу до середины -  
и застит мне обзор, и изнуряет слух,  
и требует сыграть  
без сил  
в последний ящик.  
Нет, я бы не хотел. Я б выбирал из двух :  
остаться тем, кем был -  
иль кем-то настоящим.  

Мне б вылепить из слов - последнего себя,  
счастливого судьбой и ласкового к людям.  
Пока чуть-чуть живой - могу зайти с ферзя,  
могу любить опять,  
а дальше -  
будь что будет.  
Пускай случится то, к чему лежит душа,  
о чём судачит рой, по ком ржавеют скалы.  
Я в Боге - Бог во мне,  
нам с Ним не помешать.  
Я взял бы пару слов -
и ничего что мало! -  

мы б вам пролили свет, не пожалели жизнь,  
исполнили сюжет -  
так внятно, как сумели.  
Когда шуршала жесть...   а время-то бежит, 
и что ему за драйв -  
тащиться еле-еле!  
Последнего себя. Щепотку лучших букв.  
Томлением души - как счастьем по экрану.  
Я взял - и вышел в мир.  
Я что-то в нём могу.  
Я что-то в нём хочу - дающий без обмана :  

без лести и вражды, без описи вещей,  
без прежних директив, и часа - на подумать.  
Вон сколько на щитке  
опять висит ключей! -  
какой откроет дверь в заветный склад лукума?.. -  
а я уже не раб.  
Не мул чужих побед,  
не чёрный носорог, не видящий деталей.  
Я -  
добрый человек, раскрывший этот свет.  
И вновь его закрыть? -  
помилуйте! -  
едва ли.  

.

.