Я спросил однажды у грузина,

Бережно держа клинок старинный,

С ручкою чеканной в серебре,

Что висит обычно на ковре,

Можно ли кинжал такой купить,

Сколько надо денег заплатить?

И грузин мне тихо отвечал,

Головой седою покачав.

«Тот лишь, кто со мной к плечу плечом

Станет против сонмища врагов,

Кто докажет верность и любовь,

Кто готов пролить за друга кровь,

Защитит мой дом от супостатов,

И быть назван может «кровным братом»,

Я того по-братски обниму,

Для того кинжал с ковра сниму,

Поцелую боевую сталь

И отдам ему, что братом стал.

Очень много лет с тех пор минуло,

Их куда-то горным ветром сдуло...

И с вершин слетевшим снегом стылым

Сединой мне голову покрыло.

Только не забыть мне горы эти

В Грузии, прекрасной Хевсуретии,

Где в селеньи у подножья скал,

В руки взял я боевой кинжал.