(венок сонетов)
Магистрал

Гитарных струн звучал во мне аккорд,
Настроенный на слово у Начал.
Но догорала жизнь, не как свеча,
Звездой вечерней - высших сил эскорт.

Всё на виду. Испуганный народ
Пел Аллилуйя, ноги волоча,
А мне попался следующий причал,
И время там пошло наоборот.

Там красота в подругах у войны,
Купалась в рифмах слов, в цвету лучей.
Я был со всеми в них, но и ничей,
С душой распахнутой, но до весны.

Я на войне смирился с болью ран,
Теперь пенсионер и ветеран.


1 Гитарных струн звучал во мне аккорд,
Цыганочка, мой выход, подыграй!
В стихах я выбрал философский рай,
Всех остальных просил оставить борт.

Трап подан, - Ну, зачем открыли рот?
Конферансье, конечно, краснобай,
Но в данном случае, совсем не попугай,
Придётся дальше добираться вброд.

Всё без подвоха, и отчалил бриг
Под Роджером, в отчаянье и блеске.
Со стороны был аргументом веским –
Борт с пушками украсил этот миг.

Всё это время я не пел, молчал,
Настроенный на слово у Начал.


2.Настроенный на слово у Начал,
Услышал, вдруг, гармонию и ритм.
Поток энергий тоньше острых бритв
Скользил в пространстве в сказочных лучах.

Он полутонами небес встречал,
Смывая с душ привычный в жизни грим.
Здесь моё «Я», монах и пилигрим,
Впервые знаний поняло печаль.

Слова в потоках собирались в мысль,
А в мыслях познавались и причины
Тех неудач, что связаны с личиной,
Что не пускали к Богу дальше, ввысь.

Нутром я чувствовал всю боль, кричал…
Но догорала жизнь не как свеча.


3. Но догорала жизнь не как свеча,
Бродила рядом, как по стенам тень.
Вогнать в себя мне было просто лень,
Контроль вёл тот, что с левого плеча.

Он не держал двуручного меча,
В руках был просто кожаный ремень.
Душа моя запомнила ступень,
Где ползала от «радости» крича.

Затем был мир и в силе договоры,
Был от реальности куда-то бег,
Познанье альф и греческих омег,
И бормотанье разума и споры.

Вдруг яркий всплеск, как с вишенкою торт,
Звезды вечерней – высших сил эскорт.


4.Звездой вечерней (высших сил эскорт),
Скользя по небосводу в область вер,
Собою представлял во всём пример,
Нашёл в пространстве самый нужный порт.

А там рабом с пульсацией аорт,
И цепи, вёсла с плетью для галер.
Затем концлагерь, где надсмотрщик – Сэр,
А, может, Herr – совсем другой курорт.

Я не об этом, Здесь за Знанья плата.
Коль Дар берёшь, ты благами ответь,
Что от души, хотя их будет треть.
Слова Начал нужны нам лишь для старта.

А дальше раб, бурлак.., – долой за борт -
Всё на виду. Испуганный народ.


5.Всё на виду. Испуганный народ,
Не понимая представлений суть,
Меняет цели, для познанья путь.
Уж лучше б мама сделала аборт.

Трус не поймёт, зачем преграды, спор
И знанье правил Кона наизусть,
В нас эти знанья порождают грусть
Для чуждого понятия комфорт.

Моё «Я» в пилигриме, как в рубашке,
Рубашка же – кольчуга для войны.
Я доли не испытывал вины,
Что по незнанью допускал промашки,

Что был не против, не рубил сплеча -
Пел Аллилуйя, ноги волоча.


6. Пел Аллилуйя, ноги волоча,
Когда всем было не до интереса,
Звучала у Пространств другая Месса.
Меня же звук со светом повенчал.

Я не искал подспудных слов в речах,
Чего б не говорили СМИ и Пресса,
В структурах тех всегда сидели бесы,
А говорящий чаще всех мычал.

Такие мы, все разные. Привык
Всех молча слушать и не разделять.
Но многие готовы расстрелять,
Чтоб власти вкус попробовать на миг.

Не по пути. Там кто-то поучал,
А мне попался следующий причал.


7.А мне попался следующий причал
В других пространствах-времени для тех,
Кто не просил для тела всех утех,
О большинстве которых не мечтал.

Сосед жил по-другому – настучал,
Его фантазии не вызвали и смех.
Зачтётся всё, как и ничтожный грех,
Когда его нюх просто подкачал.

У тех пространств иное всё, и звуки,
И в свете не отбрасывается тень.
Ещё не разобрался, что за хрень,
Но что-то чешутся в сомненье руки.

Но я молчу, водой заполнив рот,
И время там пошло наоборот.


8.И время там пошло наоборот,
И в зеркалах другие все кривлянья.
Я в отражениях не вижу оправданья
В них образ, как бы, просто третий сорт.

Оно там дышит, но в молчанье грот -
Портал в другие мерности и знанья.
Там, говорят, сбываются гаданья,
Но демоны, коль ты здесь Дон-Кихот.

Однажды, вдруг, нарвался - приключенье,
Явилось ужаса безмолвное влеченье.
Мне повезло, отбился еле-еле,
И не пришлось заказывать гроб – в теле.

Самонадеянность одной длины,
А красота в подругах у войны.


9. Там красота в подругах у войны.
На тот свет отправляют просто так,
Когда жизнь чью-то помещают в мрак,
Иль под расстрел поставят у стены.

Как правило, не чувствуют вины,
Без совести и чести - жизни брак.
Не люди – твари, им цена – пятак,
Коль смотришь им в глаза иль со спины.

Глаза у них без смысла и пусты,
И красоту не понимают, только крик.
У робота бездушного парик
И лучшее убежище кусты.

А красота, согревшись от свечей,
Купалась в рифмах слов, в цвету лучей


10. Купалась в рифмах слов, в цвету лучей.
Война-подруга здесь не виновата,
Коль не было здесь для защиты брата
И боевых наточенных мечей.

Нет здесь призывов ярких и речей,
Ведь для войны привычны лишь утраты,
Для провинившихся кресты с Пилатом, -
Придумал так когда-то «друг» халдей..

Причал не у Начал, а в продолженье
Пути Судьбы, что стало приложеньем
Не Яви, а понятию «взашей».

Тела меняли часто оболочки,
А строфы к новым привыкали строчкам
Я был со всеми в них, но и ничей,


11.Я был со всеми в них, но и ничей,
Старался жить по правилам из Кона.
Без куража, хоть с болью, но без стона,
Не примыкая к стойбищу БИЧей.

Гитары бой спасал, звук струн ручей
Пространства цвет менял на голубой,
Грусть у души не делалась хмельной,.
Хотя и с поволокой у очей.

И снова подымались паруса,
Материки менялись и роса.
Я положил не ценность на весы,

А чувства и понятные слова -
Стихи, как первозданная канва, -
С душой распахнутой. Но до весны.


12. С душой распахнутой, но до весны -
Решение для нынешней эпохи,
В которой правят только чьи-то вздохи,
Желания и страсти у мошны.

И мысли большинства людей грешны,
Навязанные эбрами* программы
Совсем не музыкальный ряд и гаммы,
Для братьев старших попросту смешны.

Век перемен, не в будущем - сейчас,
Касается он каждого из нас.
Ведь миром правит жупел и тиран

В надежде путь открыть большой войне.
Запомнив фразу «Истина в вине»,
Я на войне смирился с болью ран


13.Я на войне смирился с болью ран.
Для пилигрима цель – одна дорога -
Познать себя, чтоб слиться где-то с Богом,
Очистив суть дыханьем божьих пран.

Я тороплюсь, пока открыт нам кран
Для усвоенья жизненных энергий.
Их освещал сам Радонежский Сергий,
Земли игумен, Иеромонах.

Меня учили с детства рукопашной:
Ты в ней, внутри, тебе совсем не страшно,
На всякий случай есть ещё таран.

Вся жизнь прошла, осталось плыть к Началу,
И до конца совсем осталось мало -
Теперь пенсионер и ветеран


14. Теперь пенсионер и ветеран.
Трубы сигнал понятен – к завершенью.
Оставим в прошлом тяготы-лишенья,
Сложив обрывки в жизненный роман.

Ещё есть одно слово «графоман»,
За сорок лет с пером пока не награждали.
Но всё таки, поэзия, как ралли,
По бездорожью бег в мечты, обман…

В ней мы актёры, каждый с новой ролью,
Что мать дала нам при рожденье с болью,
И мы живём, всё следуя на Норд.

Настанет время, подведём итоги.
Я вспомню всё, как помогали боги, -
Гитарных струн звучал во мне аккорд.

*ЭБР - ЭБРы – Эволюция Белкового Разума,
в данном случае пришельцы-интервенты, существа,
похожие на пауков размером в 2,5-4 м,
уничтожившие на нашей планете человечество чуть
более 18 тыс. лет назад (ОФЧ – Основы Формирования
Человечества, Маков Б.В., Хатыбов А.М. и др.).