Жили-были старички когда-то
В деревеньке, возле буерака.
Жизнь прошла: то грабли, то лопата.
У соседей малые ребята,
А у них лишь кошка да собака.

Всё грустит, кручинится старушка:
«Наши дни на вкус, как щи без соли!
Эх, была бы внученька-подружка,
Реже ты заглядывал бы в кружку
И тоску топил бы в алкоголе!»

А старик с супругой и не спорит:
«Нам бы дочку или, лучше, сына.
Жили бы тогда, не зная горя –
На рыбалке мы встречали б зори,
Приняв, как положено мужчинам!»

«Как мужчинам?! Где же тут мужчина? –
Зашумела бабушка на деда, –
Не в тебе ли, милый мой, причина,
Что без деток я, как сиротина,
Мучусь материнства не изведав?»

«Успокойся, женщина, довольно!
Вспомни, сколько раз мы собирались
В городской больнице добровольно
Сделать по отдельности контрольный
Гинекологический анализ?

Но, куда там! Есть важней заботы:
Огород, несушки да корова.
«Не до жиру! Главное работа!»
За свою вину винить кого-то –
Вот твоей политики основа!»

В общем, этот спор неразрешимый
Не имеет ни конца, ни края.
Но, однажды, пролетала мимо,
Незаметна и неуловима,
Некая волшебница играя.
Уловила крики из избушки,
Улыбнулась сдержанной улыбкой,
И решила: «Помогу старушке!
Дав ей с дедом доченьку-подружку,
Роковой не сделаю ошибки!»

Эта мысль, как молния сверкнула
В голове волшебницы гуманной,
И мгновенно к делу повернула:
Взмах – и пара старая уснула
В облаке волшебного тумана.

Взмах – и старички уж не седые –
Прямо на глазах порозовели,
Силой налились, как молодые,
Кудри завились у нах густые
И глаза усталые прозрели...

Что там было дальше, я не знаю.
Только к лету в маленькой светличке
Стариковы души согревая,
Милая, красивая, родная,
Щебетала дочка, словно птичка!

Девочку, конечно, звали Маша.
Про неё пойдёт и сказка наша.
* * *
В жизни никогда не вспоминали
Старики про Машино рожденье,
Будто и хлопот они не знали,
Будто снов волшебных не видали
О её чудесном появленьи.

Машенька росла, как колосочек,
Наливалась яблочком румяным.
Весела, как солнечный денёчек,
Озорна, как майский ветерочек,
Хороша и личиком и станом.

Поварилась в деревенской школе
И в район уехала учиться.
И, прощайте, лес, овраг и поле –
Наша Маша нынче в новой роли –
Городской заделалась девица!

Курит, так слегка, как по нарошке.
Губки красит розовой помадой.
Носит мини, длинные сапожки.
Словом, матереет понемножку
И на жизнь свои имеет взгляды.

Как-то летом Маша прикатила
На деревню, к бабушке и деду.
Здесь раздолье, всё сердечку мило.
А в лесах грибов да ягод – сила.
Как даров Природы не отведать!

Пара дней прошла у них в хлопотах
От приезда и до воскресенья.
А потом убавилось работы
И у Маши новые заботы:
В лес охота – прямо нет спасенья!

Собрались подружки, как бывало,
Одногодки съехались на лето.
Тары-бары – новостей не мало:
Та влюбилась, эта мамой стала –
Увлечёшься – на судьбу не сетуй!

А когда они наговорились,
Что сказать уже не знали сами,
По грибы в два счёта снарядились
И в леса гурьбою устремлись
С утренними первыми лучами.

«Машенька, в лесу не увлекайся,
Берегись чащобы да болота!
От подружек ты не отрывайся,
А грибы приметишь – не скрывайся:
Всем приятна тихая охота!» –

Так её старушка провожала.
На крылечко вышел дед в развалку:
«Ой, бабуся! Ну закуковала!
Видишь дочке в лес идти запало!
Лучше б шла со мною на рыбалку!

Нам, Машунька, вроде бы тревожно:
Ведь в чащобе всякое бывает.
Отыскать в глуши тропинку сложно,
Заблудиться с непривычки можно,
Тем, кто нашей местности не знает

Ну, а ты давненько не бывала
Ни в бору, ни в чаще на болотах!»
«Брось, дедуля! В городе видала
Я страстей на улицах не мало!
Мне бы, дорогой, твои заботы!» –

Так девчонка деду отвечала.
И взмахнув корзинкой на прощанье,
В три прыжка подруг она догнала,
И, смеясь, ватага побежала
На грибное первое свиданье.

В сосняках рассыпаны лисички.
Спят во мху их шляпки золотые.
Там волнушки – рыжиков сестрички
Показали розовые лички
И нырнули в заросли густые.

Незаметно Маша оказалась
В стороне от девушек несмелых.
Место ей знакомым показалось:
Здесь, в дремучей чаще, начиналось
Царство первых летних толстых белых!

И вдали, под юною сосёнкой,
Полускрыт её зелёной лапой,
Словно в сетке, весь в травинках тонких,
Обнаружен ловкою девчонкой
Белый гриб под бежевою шляпой!

И ещё!А там уже четыре!
Это просто редкое везенье!
И совсем одна в зелёном мире
Машенька круги по лесу ширит
В самом развесёлом настроеньи.
Но подруг к себе не кличет Маша,
Чтоб находкой с ними не делиться.
Думает: «Набью корзину нашу,
Позже позову Танюшу с Глашей,
Лишь потом – две Мишкины сестрицы».

С полною корзиной огородной
Бродит в чаще старикова дочка:
«Эх!Надела б сарафан народный –
Хоть не модный, да подол свободный!
В джинсы, блин, не спрячешь ни грибочка!

Чтож, пора, пожалуй, звать девчонок.
То-то будет радости и счастья!»
Машенька кричит, да голос тонок.
Лес умолк угрюмо, как спросонок,
Он всегда такой перед ненастьем.

Хлынул дождь и Маша устремилась
К старому, развесистому дубу,
И в дупле огромном угнездилась,
Да уютно в нём расположилась,
На листву прилегши, как на шубу.

Дождь шумит по соснам и по елям,
А в дупле так тихо и приятно,
Как в избе родимой на постели.
Звуки долетают еле-еле.
Маша спит, свернувшись аккуратно...
* * *
Солнце бьёт в дупло Машуне в глазки –
Шлёт привет лучистый небосвода.
Пробудившись от нежданой ласки,
Маша вышла в лес, навстречу сказке.
Видит – незнакома ей природа!

Хвойный лес сменился на дубраву,
Неизвестны алые цветочки,
Пёстрых птичек дружная орава
Вьётся, свищет и поёт на славу
В честь красивой стриковой дочки.

От испуга девушка присела,
К дубу плотно привалясь спиною.
Час прошёл, и Маша осмелела
И решила: «Нужно первым делом,
С этой познакомиться страною».

И пошла по солнечной просеке,
Привыкая к месту понемножку.
«Что за чудеса в двадцатом веке
Здесь, в лесу, творятся с человеком?!» –
Мыслит Маша, выйдя на дорожку.

Меж дубов в траве, тропинка вьётся
И ведёт к бревенчатой избушке.
Маша трусит. Сердце так и бьётся,
А на дубе белочка смеётся
И пищит: «Смелей, вперёд, старушка!»

Маша к дому. Дом вблизи не малый!
Кто живёт в нём? Люди или звери?
Три минуты думала-гадала,
А потом бояться перестала,
И шагнула Маша прямо к двери.

Тук-тук-тук! Из дома нет ответа.
Машенька хозяев окликает.
Снова ни ответа, ни привета.
«Затянулась волокита эта!» –
Маша дверь тяжёлую толкает.

Дверь открылась. Маша входит в сени.
Чистота. Приятно пахнет кашей.
«Видно здесь, в избе, не знают лени!» –
И, хотя дрожат её колени,
В горницу большую входит Маша.

На полу плетёные дорожки.
Мебель тяжела и старомодна.
Маша огляделась понемножку:
Стол и кресла на дубовых ножках
Манят взгляды девочки голодной.

Так бедняжке кушать захотелось,
Что не тратя больше ни минуты,
Маша в кресло первое уселась –
Ей при виде каши загорелось
Утолить немедля голод лютый.

Ест и чует: что-то ей не мило.
Велика тарелка, как корыто,
Ложка с миску, вилка, словно вилы –
Зачерпнёшь – поднять не хватит силы.
Маша ложку бросила сердито.

Смотрит, рядом креслице второе
И тарелка в голубых цветочках.
«То местечко меньше ровно втрое,
Там, пожалуй, лучше я устроюсь!» –
Трезво мыслит старикова дочка.

Еле в кресло втиснулась девчонка.
Ложечка, как маленькая наша.
Каша в блюдце словно для котёнка.
«Это место малого ребёнка», –
Рассудила умненькая Маша.

Попыталась поискать удачи,
В третье кресло перебравшись срочно:
«Вот оно решение задачи –
Лучше места нет на этой даче!
Всё мне здесь подходит, как нарочно!»

Ложка, вилка нужного размера
И тарелка в розовых цветочках!
Пару ложек скушала на веру,
Убедившись, что всего здесь в меру,
Машенька насытилась до точки.

От горяче каши и от стрессов
Девочка устала, как Савраска.
Шутка ли! В двадцатый век прогресса,
В коем сказки кажет только пресса,
Машенька попала прямо в сказку!

Маша хочет отдохнуть немного,
Полежать, да свежих сил набраться,
А потом, уняв свою тревогу,
Отправляться в дальнюю дорогу,
До родной деревни добираться.

Входит в спальню. Видит три кровати.
Бух с разгона в самую большую!
И подушку, словно гору катит,
Ах, как неудобно здесь лежать ей!
Перешла на самую меньшую.

Так и сяк – мостится на кроватке,
Той, что меньше всех в уютной спальне.
Но и тут не светит отдых сладкий:
Здесь и не потянешься порядком,
Не вздремнёшь перед дорогой дальней!

Что тут делать? Маша переходит
В среднюю кровать из самой малой.
Как удобно!Всё ей тут подходит!
И она уснув, покой находит
Под красивым, лёгким одеялом.

Маша спит. Во сне спокойно дышит,
А в избу вернулись три медведя.
Их девчонка сонная не слышит,
Спит, не просыпаясь, тише мыши
И во сне в свою деревню едет.

Михаил Потапыч – самый главный,
Губернатор округа лесного,
Честным нравом и делами славный.
В летней резиденции державной
Лишь сегодня объявился снова.

Здесь его ждала жена родная,
На правах законной первой леди.
От лесного края и до края
Каждый зверь её заботу знает
О больных и , первым делом, детях.

Их сыночек – маленький Мишутка,
Был дошкольник, плут и непоседа.
Без присмотра каждую минутку
Мог лихую отморозить шутку,
А теперь скорей хотел обедать.

Он к столу бежит нетерпеливо –
Ложка на полу, на кресле каша.
«Как тут грязно, как тут некрасиво!–
Завопил Мишутка, – Что за диво!
Кто-то хулиганит в доме нашем!»

Михаил Потапыч с подозреньем
Глянул на жену: «Твоя работа?
Вижу результаты проявленья
Твоего лесного увлеченья.
Приютила в доме ты кого-то?»

«Что ты, Миша! В мыслях не имела!
Ты не слушай бабьи злые сплетни!
Лучший фартук для тебя надела,
Всё убрать и стол накрыть успела
К твоему приезду в домик летний!

Ты же видишь – всё здесь перерыто,
А мою тарелку уронили.
Видно побывали здесь бандиты,
Что-то в доме взяли шито-крыто,
А теперь уж их следы простыли!»

«Это мы проверим , дорогая! –
Михаил Потапыч отвечает, –
Вероятно, цель у них другая,
И мои успехи признавая,
Нас лесная мафия пугает!»

И пошли на запах осторожно
Три медведя в поиках улики,
По которой было бы возможно
Точно и, желательно несложно,
Обнаружить вражеские лики.

Входят в спальню на бесшумных лапах.
Глядь – на средней койке спит девчонка.
Вот откуда этот новый запах!
И медведи, прочь отбросив страхи,
Рассмеялись весело и звонко.

Машенька насмерть перепугалась,
Над собой увидев трёх медведей.
Под перину с головой забралась,
Но довольно быстро разобралась
В полной безобидности соседей.

«Вы меня простите, ради Бога!–
Обратилась к мишкам наша Маша, –
За плечами дальняя дорога,
На душе усталость и тревога,
А у вас покой, уют и каша!»

«Ну, вставай, пойдём к столу, находка
Говорит Настасия Петровна, –
Ты на вид девчоночка-красотка,
Что же ты, как после литра водки,
Так в избе вела себя погромно?»

«Чёрт попутал, – Маша отвечает, –
Нас, людей, он так подчас заводит,
Что и сам порой не понимаешь,
Что на самом деле совершаешь,
В тот момент, когда тобой он водит!»

«Ладно, всё! Ты к нам попала в гости, –
Добродушно молвил губернатор, –
С перепугу мог тебе я кости
Поломать от ревности и злости.
Но теперь я, вроде, твой куратор!»

Пили чай с печеньем и вареньем.
Михаил Потапыч и Настасья
Обратились к Маше с предложеньем
Оказать семейству уваженье,
И немедля дать своё согласье

Гувернанткой стать у их Мишутки,
Подготовить маленького к школе.
Заниматься без ненужных шуток –
Для веселья будет промежуток,
Не давать ребёнку лишней воли.
Ну, а что касается оплаты,
Дело разрешимое, тем паче,
Что в лесу нет денег для зарплаты
И её моральные затраты
Можно компенсировать иначе.

Маша, поразмыслив, согласилась
На неделю опытов учебных.
«Раз уж так удачно получилось,
Я займусь Мишуткой, ваша милость,
За зарплату в яблочках волшебных».

«О, тебе известны эти штуки?–
Удивились милые медведи, –
Вынос разрешён – лишь по три в руки,
Передача только в час разлуки, –
Объяснила Маше дело леди. –

Свойство этих яблок молодильных
В том, что безотказно превращают
Старых в молодых, бессильных в сильных,
Наделяя красотой обильно,
Всякого, кто яблочко съедает».

На столе бумага и чернила,
И контракт составлен всеми вместе.
«Здесь, в лесу, контракт имеет силу
С этого момента до могилы.
Ваша подпись – символ вашей чести!» –

Объяснил торжественно папаша –
Семьянин и губернатор славный.
«Поживём – увидим, – мыслит Маша, –
А теперь одно забота наша –
Получить скорей подарок главный!»

Ставит подпись хитрая девчонка.
Говорит медведям: «Я согласна,
Подтяну я этого ребёнка.
Я в детишках разбираюсь тонко.
В деле воспитанья всё мне ясно.

Об одном прошу лишь: до занятья
Чтоб на час я дома оказалась.
Там мои родители и братья –
Вся семья тоскует без понятья
Где я и куда я подевалась!

Ну, а за свои услуги плату
Я б желела получить досрочно –
В качестве обычной предоплаты.
Мы, конечно, там не бюрократы,
Но приятно убедиться точно!»

Мать семейства Маше улыбнулась,
Молча, не спеша из кресла встала,
Подошла к буфету и вернулась,
К девочке с тарелкой повернулась,
А на ней три яблочка лежало.

«На, возьми их – вот твоя награда, –
Молвила Настасия Петровна, –
А теперь нам попрощаться надо.
Думаю, ты будешь очень рада
Посидеть с родными часик ровно!»

Маша собралась за три минутки.
Яблочки в корзине под грибами.
Попрощалась с маленьким Мишуткой.
Отпроситься вздумала на сутки,
Но решила не вредить рекламе:

«Ну их!Если стану возвращаться,
Сутки, час ли – не меняет дела!
Мне теперь до дома бы добраться.
Там все эти шутки завершатся,
А на их контракт я чхать хотела!»

Отвела её Настасья к дубу.
Машенька в дупло его нырнула
И в листву зарывшись, словно в шубу,
«Прощевайте», буркнула сквозь зубы
И тотчас волшебным сном уснула.

* * *

К вечеру девчонка пробудилась.
Вышла из дупла: тут всё знакомо!
Вновь у дуба Маша очутилась
В том лесу, где нынче заблудилась.
С этих мест рукой подать до дома.

Через лес бегом до огорода.
Вот избушка и родные люди.
«Это что же, городская мода
Прятаться в чащобе от народа?
Если так пойдёт, что дальше будет!?» –

Выговор прочёл дедуля строго.
И бабуля: «Мы ведь волновались.
Оттоптали с дедом ноги,
Исходили все дороги.
Где же ты была, куда девалась?»

Маша им рассказывать не стала
Про медведей и лесные тайны.
Мол, по лесу бегала, устала,
От подруг нечаянно отстала,
Заблудилась, мол, в лесу случайно.

Испугалась, говорит, сначала:
«Где брожу я, где мои подруги?»
А потом местечко отыскала,
Да таких грибов насобирала,
Что забыла про свои испуги.

«Результат похода перед вами.
Я корзину еле дотащила!»
Старики глядят и видят сами:
Белыми, отборными грибами
Их дочурка нынче удивила.

Часик пролетел, как миг единый.
По контракту – время отправляться
В тот волшебный край дорогой длинной.
Но девчонка медлит с кислой миной:
В лес ей не охота возвращаться.

«Хоть они волшебные, но звери, –
Мыслит Маша, совесть заглушая, –
Ведь могли побить, по крайней мере,
А они мне в дом открыли двери,
Да ещё работу предлагают!»

Три часа она проколебалась.
Срок истёк условного свиданья.
И само собою оказалось,
Что от мишек Маша отказалась:
Волшебство не терпит опозданья!

«Ай, да ну их!Лучше бы заняться
Испытаньем яблочек волшебных!
Мне скорее ночи бы дождаться,
Яблоко отведать, разобраться
В результате чар его целебных!»

Полная луна взглянула зорко
На леса, на спящую деревню.
Машенька одна в своей коморке.
Приоделась, сделала уборку,
При свечах обряд готовит древний.

На столе три яблока на блюде.
Перед нею зеркло большое.
Всё готово. «Что со мною будет?
Вот уж позавидуют мне люди!» –
Девушка мечтает всей душою.

«Съем одно. Для бабушки второе.
Третье деду. То-то будет счастья!
Ну, вперёд! Ведь этого я стою!
Новый путь я жизненный открою –
Красота, подчас, сильнее власти!»

Выбрала, что с аленьким бочочком.
Съела всё и в зеркало глядится.
Дивным светом озарилась ночка!
Замечает старикова дочка –
С нею чудо чудное творится!

Ростом стала выше и стройнее,
Волосы волной накрыли плечи,
Носик стал изящней и ровнее,
Глазки – моря синего синее.
Девушка глядит, лишившись речи!

И не может всё налюбоваться
Этой неожиданной красою:
«Уж теперь не стоит сомневаться –
В топ-модели можно пробиваться!»-
Говорит она сама с собою.

Голос у неё грудной и милый,
В нём и страсть, и радость, и надежда...
Но какая вражеская сила
Отраженье, вдруг, перекосила?
Маша стала девочкою прежней!

«Что тут, блин, со мною приключилось!?
Как я этот облик ненавижу!
В три минуты с новым я сдружилась,
А теперь всё снова воротилось,
И красы небесной я не вижу!»

Маша злится, стонет и рыдает
О красе, что нынче потеряла.
Неудач она не принимает,
И тотчас, немедленно желает
Процедуру повторить с начала.

«Бабке с дедом дам по половине,
Хватит им – пожили, слава Богу!»-
Мыслит Маша, а сердечко стынет,
Совесть мучит, видно ей отныне
Не унять душевную тревогу.

Яблоко, что с жёлтеньким бочочком
Съела всё, и в зеркало глядится.
Дивным светом озарилась ночка!
Снова видит старикова дочка –
С нею чудо чудное творится!

Не меняя Машиной натуры,
Красота нисходит неземная
На головку Маши и фигуру.
«Ай да, Миша! Милый дурень бурый!!» –
Пляшет Маша, мишку вспоминая, –

Уж теперь, при совершенстве этом,
Я звездою стану непременно!
Я ещё успею этим летом
Дать работу бардам и поэтам,
И в рекламе пропишусь бессменно!

Хорошо, что я не уступила
Голосу привязанности нежной!»...
Но какая вражеская сила
Отраженье вновь перекосила?!
Маша смотрит: снова стала прежней!

«Что за дрянь дала лесная свора?!
Неужели все на белом свете
Подлые мошенники и воры,
Если нарушают договоры
Даже эти бурые медведи?!»

Маша злится, Маша негодует,
Мыслит: «Подвела меня Настасья!»
Над последним яблочком колдует,
А сердечко стонет и тоскует,
Стариков лишать не хочет счастья.

Но её горячее желанье
Победить на конкурсе «Мисс века»
Заглушило девичьи терзанья
И лишило слабое созданье
Совести, достойной человека.

Яблочко с зелёненьким бочочком
Маша съела. В зеркало глядится.
Дивным светом озарилась ночка!
Снова видит старикова дочка –
С нею чудо чудное творится!

В зеркале явилось отраженье
Красоты помноженной на моду.
Гордый облик, плавные движенья!
В этом виде можно, без сомненья,
В мире стать звездой для всех народов!

Я такой останусь до могилы!
Красоту лелеять буду нежно...
Но какая вражеская сила
Отраженье вновь перекосила?!
Клип! И Маша снова стала прежней!

Что тут было! Что происходило!
Кончен Машин бал – погасли свечи!
Маша с горя зеркало разбила,
Пол деревни рёвом разбудила!
Собралось народу, как на вече!

Все подруги Машу утешают.
Тащут аспирин и валерьанку.
Но они, сердечные, не знают
Страсти, что её обуревает,
Жизнь перевернувши наизнанку!

Не дождавшись утреннего света,
Маша, в чём была, бегом из дома!
По росе прохладного рассвета
По лугам промчалась, как комета,
Прямо в лес, где дуб стоит знакомый.

Ей в дупло не терпится забраться.
Ни на грош у Маши нет сомненья:
«До медведей стоит лишь добраться,
Мишки смогут в деле разобратся
И дадут мне яблок в утешенье».

Только где же то дупло у дуба,
Путь в страну чудес, к зверям волшебным?
Старый дуб своей корою грубой
Весь укрыт, как твёрдой, серой шубой,
Путь заказан к яблочкам целебным!

Целый день пути искала Маша
В лес волшебный.Только всё напрасно.
Не едать ей у медведей каши,
Не бывать ей всех на свете краше –
Это ей сейчас предельно ясно!

Поскорей уйти она желает,
А на дубе белочка смеётся:
«Кто в лесу контракты нарушает,
Тот сполна за это отвечает!
Плутовство на плута повернётся!»