ГРОТЕСК.  и еще какой...
Эй, Страна, просыпайся! День Базарный настает!
Продаем не дорого, продаем все шиворот навыворот, и вообще наоборот...
Налетай, подешевело: было рубль, а стало два,
Да на все цена - копейка, навались народ, пора...

На базарной площади разорялись матюгальники, мешая спасть и вкушать сладость утра,
но дело важней нутра: рано встал — кусок в зубах а, попозже можно и в осадок выпасть, коли славненько идут дела... Но, пока стояла рань, а уже народ клубится и желает все узнать, что почем и где дают, а, где можно дармовщинкой пробавляться там и тут. Шум стоял как в том шалмане, где в вечерней тишине, разминались все матросы, шлифуя клешами паркет... Как на грех, случилась драка, с теми, те, кто в сапогах, и свистели, воздух рассекая, бляхи, всех сражая наповал. Визг стоял, толпа орала, но, кровищи было мало, и, народ, уставший ждать, рассосался и тихонько в подворотнях исчезал, так-как водочка скисала, да подруги заждались, сладкой ночки ожидая...

Наша базар — он всем базар...
Для чужих сей мир закрытый, а для тех, кто карифан, или просто так собрат, этот мир покраше будет, чем гулящая мадам...

- На кону у нас торги!
- крик смотрящего сорвался, засипел и оборвался, но,
поправленный глотком, зазвучал вновь тенорком:
- Выставляется Народ !
Привезенный с разных стран, даже через море-океан,
европейцы — буржуины, янки, те, которым лижут пятки, и российский наш народ, горемычный от невзгод...

Пред собой мы видим Души, души наших, вот те свят,
Ничего они не стоят, всем цена — один пятак.
За душой-то, просто пусто, ничего нет за душой,
Только водка, да распутство, да мечта воздвигнуть Строй.
Где-бы жили, как в колхозе, Коммунизьмой назовут,
И пахать на этом поле с утра до ноченьки дадут...

Эти парни, русачи, на застолье знать, крепки, но, коль дурь ударит в душу, все в работе первачи.. И заткнут всегда любого, кто откроет только пасть, нашу мамочку Россею ненароком поминать...
- За любого русача мне не жалко пятака — заорала было баба, увидав в толпе Ивана, белобрысого гиганта, полюбовника всех баб, так о нем молва бежала, разгоняя в венах кровь. Им бы только отдохнуть слегка с дороги, по которой они шли, как всегда ломая ноги, но, в душе они крепки, да и за ними нам не страшно.
- Добавляю рубль двадцать - и беру его с собой, раздавался голос новый, но слегка не молодой...
- Он в хозяйстве будет справный и подмогой кое в чем.
- Ах ты, старая сопелка, ты куда встреваешь тожь? Отрастила рожу, как тарелка, а парнишка будет мой!
- Ставлю красненькую кряду — ну, еще другие есть?... то-то, мой он, для отрады, что на свете всех милей.
На базаре стон раздался: - вот так девка, молодца! Не тяни, тащи до хаты, зачиняйте баловства...
- Дело тронулось, господа, оборванцы и голодранцы и другой честной народ!

- Зачинаем с европейца — за двугривенный идет.
Перед вами — европейцы, ну, культурнейший народ.
Сделают раз Революшен, да и порнухой назовут.
Всем торгуют, для порядка, прикрывая ложный стыд,
Наших девок закупают и всем скопом насилуют их.
Все культурно, как в аптеке, тишь, да божья благодать,
В господа народ их метит, ну а работать не хотят.
Раньше, сами мыли тротуары с мылом, порошком,
А теперь есть нелегалы, швабры в руки - все путем...

- Да я за этих кровопийц и полушки-то не дам! - гнусаво чей-то голос прокричал.
- Сколько они красивых девок позжигали в средние века, выдавая их за ведьм!
- И загубили генофонд, да еще какой..? Еще с истари все знали: чем сильней любовь, тем крепче плод, ими рожденный для великих дел мирских. И не было-бы тех войн, что прошлись косой по миру истребляя весь народ, что от страха сжался, словно вошь и забившись под матрас, трясся, словно в лихорадке, прячя хиленький свой скарб.... Да они сильны толпой, а, супротив нашего и десяток не устоит....сразу сложатся все в ряд, лапки к верху и дрожат... Давай, сымай с аукциона! Выводи другой товар!!!

Вот стоит Америкос, рослый малый, но тупой,
Даже сосчитать не может, сколько будет пятью пять.
Но зато — нахальна рожа - дядя Сэм у них вожак,
Завалил весь мир товаром, обзавидуешься им.
Но в науках слабоваты, эмигранты правят там...

- А за этот ходячий целлюлит вообще неча платить! - озорной девичий голос перекрыл шуршащий мат толпы.
- Они только и умеют, что свою виску жрать, да напалмом всех сжигать: как же, помню я Сонг-ми, как они там девок жгли, не жалея, даже, медсестер...
- Тьфу на них, один позор!!!

Ну, а теперь, опять Рассея, то своя, то не своя,
Пооборваны все крылья, чтобы не смогла летать.
Всюду чванство, фонбаронство, все жируют там и тут.
А посмотришь - рожи, да и рожками короткими трясут.
Им не жалко — не родное, у вора ведь нету крова,
Так теперь сменили масть, да в свои хоромы — шасть.
Вор в законе, царь на троне, во дворце своем живет,
Да указы рассылает; ищет повод, потрясти еще народ.
Но не знает, гнида он, что народ опять воспрянет,
И с открытою душой, Мир построит, только СВОЙ.

- Так, усе, конец торгам! - заорал опять смотрящий.
- Бал и марлезонский балет похоже окончен тоже.
- Кто желает водку жрать, да путешествовать в кабак?
- Угощаю всех подряд! Эй, толпа, айда в кабак!!!
- Может будет и бардак, а мы тихонько разберемся,
кто опохмелится и нажрется, но, поспав часов так с 5,
вновь откроем свой базар, но начнем служить народу,
верой-правдой, на века. Знаем, будет так ВСЕГДА!

Наша жизнь — это ряд Неуравновешенных Случайностей, которые встречаются на нашем пути, которые меняют нашу жизнь, несмотря на все наши ухищрения противостоять им. Мы всегда от чего-то или от кого-то зависим, не смотря на кажущуюся свободу, которой никогда не было и не будет...
Зависим от насилия Государства над нами, от насилия более сильных, от обстоятельств, в которых крутимся, как белка в колесе, в поисках более, или менее удобного для себя выхода, но, одновременно, сами подвергаем насилию, со своей стороны других, совершенно этого не замечая.
Вон, на базаре все кричат за Совесть, надрывая пропитые глотки, и дыша протухшей селедкой. А ее просто нет... Есть вынужденная необходимость считаться с собственными обстоятельствами, стараясь, в первую очередь, не обидеть себя, любимого, а потом уже других, если о них вспомним в момент дележа истинного продукта Бытия. 

  Любая Совесть — это навязанное явление... И кто сказал, что она твоя? Тебе ее дали родители, в период становления, друзья, которые то появлялись на горизонте Судьбы, то исчезали, подобно призракам, растворяясь в мутном тумане жизненных испарений.
И на этой основе ты и строишь свое Мироощущение, согласно своим канонам личной Совести, придуманной только тобой. И этой своей совестью ты начинаешь давить других, вынуждая их принимать те, или иные решения, меняя свои убеждения при этом.
  Это и есть Зависимость от Обстоятельств... Всегда, везде и во всем... Мы — рабы обстоятельств!
Это как Звукоряд: стоит расстроится одной ноте и все созвучие теряется в дисгармонии звуков, которые, накладываясь друг на друга, образуют все новые и новые звучания, которые могут свести с ума. Так и случайности испорченных отношений, все больше и больше Диссонируют с реальностью, поглощая ее и заменяя фальшивым восприятием окружающего мира...

                                                                                                                  07.01.14.

Ложь вызывает подозрение, а, подозрение подвергает риску.
И каждое решение, как некое последствие и ничего другого...

Мы приходим в этот мир с девственно чистым мозгом...
и мозг, который в состоянии обрабатывать всего-лишь 5-10% всей информации, не может
отличать в раннем возрасте плохое от хорошего.
Ему все равно что получать в зависимости от обстоятельств, в которых он оказывается : будь то семья воров, или волчье логово, или порядочная семья; какое семя упало на этот мозг, то в нем и произрастет...
Все дело в выборе случайных факторов...