Нет у сгоревших свеч
ни запаха, ни тени,
И молодость, как дым, -
вернуть её нельзя,
Годов двуострый меч,
и за спиной забвенье,
Ещё остались сны,
где души в них скользят.

Судьбе моей поклон -
учёба, класс десятый.
Союзы и кресты,
без горизонта путь.
Закончен биатлон,
мишени – мы, не спрятать,
Итоги - бег мечты,
про Жизнь – ну, как взглянуть.

Я лыжи навострил -
бегу, и всё по кругу -.
штрафные, промах был,
отдельный разговор.
Наверно я б простил,
но замело всё – вьюга.,
Я мысленно застыл,
а дальше – приговор.

Не будет дней, ночей -
разлука, как приданье,
разрыв последних уз
в награду – в тишине.
И не слыхать речей,
как повода к страданьям.
Я весь во власти Муз -
в пространстве-вышине.

Я в этот сериал
включил одну новеллу,
где старость, как аккорд
и занавес для сцен.
И помню – не соврал,
и строчки без пробела,
а встречный ветер Норд
был весь из перемен.

Греха не зная суть,
не вспомнить о молитве.
У покаянья срез
лишь в плоскости у «Я».
Всё помню наизусть:
дела – шаги по бритве,
мажорный мой диез,
в понятии семья.

Любовь… К кому, чему?..
И цикл у Воскрешенья.
Игра, сюжетный ритм,
нет сцены, лишь партер.
Мой силуэт в плену,
но и без отпущенья,
в плену у прежних рифм
с Душою – флибустьер.