«Ввалилась осень каргою зыбкой»,
дождями брюзжит, трясет листвой.
В последнем вальсе пурпурной ниткой
листок закружит, найдет покой.

Дрожат осины, поникли вязы,
трепещут вишни, уныл стал клен,
и птицы, бросив свои проказы,
нахохлив перья, сидят на нем.

Повсюду едко кострища тлеют,
и в мыслях свищут лишь сквозняки.
Опять простудой душа болеет,
а врачеваться все не с руки.

А возле дома рябина зреет.
Прижмусь устало к стволу щекой.
Ее прохлада меня согреет.
Две горстки ягод возьму с собой.

Промозглый ветер, на сердце слякоть,
все небо смолью заволокло,
а я смакую с горчинкой мякоть
и как-то сразу внутри тепло.

Стучит в окошко промокшей веткой,
чтоб не пускала в свой дом хандру.
Алеют гроздья карминной меткой,
а это значит, что быть добру.