Он предо мной в фуражке набекрень,
В простом трико там, у костра рыбалки,
Сидел с друзьями, рвал в букет сирень
И слушал песни Соловьиной Балки.
В объятьях зорь и шелесте берёз,
И на тетеревином токовище,
Слова любви в своей душе пронёс,
Как все, кто радость вдохновенья ищет.
Любой запрет не даст ему забвенья -
Как запретить петь птицам и ручьям?
В его стихах берёз, России пенье!
Он - песня всех и, стало быть, ничья!
Он жил, любил буяня, куролеся...
А мы выводим: - «Над окошком месяц...»