«Белый аист московский
на белое небо взлетел,
Чёрный аист московский
на чёрную землю спустился».
Булат Окуджава

Птицы стали летать так низко,
а мне не странно.
Видать, на душе у них каменисто,
видать, песчанно.

Мчусь по трассе с воронами вровень,
времени вором.
Это неважно, что я Коровин,
я тоже ворон.

Летаю низко, земли касаясь,
не огорчённый.
Пусть не московский, пускай не аист,
но тоже чёрный.