Учёные и Джейк в своём отсеке.
Они- то понимают, что к чему!
«Чудовищные игры в нашем веке!
Деянья не подвластные уму!–
Грейс говорит,– они на самом деле
решать вопросы миром не хотели.
И Рощу Голосов снесли с земли,
чтоб найви до предела разозлить.
И разжигают страшную войну,
чтоб покорить и захватить страну».

Джейк книгу Грейс поднял, промолвил сухо:
«Да, если у кого-то что-то есть,
что надобно тебе: решенье глухо –
война, грабёж и к чёрту долг и честь»!
Вот Труди. Пояснила обстановку:
«Куоритч дал приказ на подготовку.
Бомбить деревню хочет он тотчас.
По экипажам роздан тот приказ»!
Грейс на ноги вскочила, и туда,
откуда направляется беда.

А в зале у окна сам Селфридж Паркер.
На лётном поле шум и суета.
Готовят флот к кровавой бойне жаркой.
И малые и средние суда.
Кассеты, бомбы, ящики взрывчатки.
Противнику придётся там не сладко!
Аборигенов ждёт большой урон.
Потом введут порядок и закон.
Грейс к Селфриджу. Охранник на пути.
Он не даёт ей к боссу подойти.

Но Грейс его, как дерево, обходит.
«Остановитесь! – Селфриджу кричит.
Ведь там живые люди жизнь проводят»…
А тут и Джейк за нею подкатил.
«Какие люди? Дикари тупые,–
ответил Селфридж,– глупые и злые!
И на деревьях все они живут.
Для них полно деревьев там и тут.
Могли бы мирно место уступить,
в другой лесок спокойно отступить»!

«Там старики и женщины, и дети,–
сказала Грейс,– Убьёте вы детей»?
«Зачем вам кровь?– вмешался Джейк,– на свете
другие средства действуют сильней.
Послушайте меня. Теперь уверен,
что уж на этот раз, по крайней мере,
смогу их отойти уговорить
и вам препятствий больше не чинить.
Я их уговорю. Они мне верят.
Им не нужны напрасные потери»!

«Ну, что ж. Давай! Ещё одна попытка,
чтоб совесть у меня была чиста,–
промолвил Селфридж,– сделай дело прытко,
чтоб опустели под меня места»!
«Готовность номер раз!– Грейс прокричала.
Последней операции начало.
И в блоках связи по своим местам
она и Джейк готовы к встречам там.
Над Джейком Селфридж: « Ровно час даю.
Решай вопрос и забирай свою.

Но, если и за час ты не успеешь,
то девочке твоей несдобровать.
И ты об этом горько пожалеешь.
Я всё сказал. Ты можешь «улетать»!
Джейк-аватар и Грейс у найви снова.
У Дома Дерева Джейк просит слова.
В кругу Омактикайя он стоит
и Эйтукану чётко говорит.
На Найви все слова он произносит
До клана правду горькую доносит:

«Предупредить я должен вас немедля,
что люди Неба вскоре будут тут
и выполнить угрозу не замедлят:
Дом Дерево с корней его снесут.
И вы должны уйти. Иначе гибель.
Покинуть нужно древнюю обитель».
«И ты уверен в этом?– говорит
тсахик Мойат,– душа моя болит».

«Я послан к вам, чтоб рассказать всё это.
Ведь должен был я стать одним из вас,
преодолеть обязан был все вето,
чтоб приняли по правде мой рассказ».
«Так ты всё знал?– Нейтири прошептала,–
Всё это знал ты с самого начала»?
«Да,– Джейк ответил,– Я всё знал про нас.
Но поначалу выполнял приказ.
И лишь позднее, набираясь сил,
я лес и горы, найви полюбил.

Я полюбил тебя, моя Нейтири!
На свете никого дороже нет!
Ты для меня единственная в мире!
Люблю тебя. Ты жизнь, ты солнца свет»!
«Я верила тебе!– Нейтири закричала,–
Тебя, как сына найви принимала!
Уйди, исчезни с глаз моих тотчас!
Не будешь никогда одним из нас»!
«Но мы пытались их остановить,–
сказала Грейс,– Нельзя его винить»…

Нейтири отвернувшись, зарыдала,
А Эйтукан велел: «Свяжите их»!
Тут Грейс и Джейка крепко повязали.
«Спасайте же скорей детей своих!–
кричала Грейс. Ей вторил Джейк напрасно.
Нет, не уйдут. Теперь всё было ясно.
Приказ – и клан готовится к войне.
Они хотят сражаться наравне
с Небесными людьми. Им не понять,
что стрелами машины не пронять…

И в это время в тучах загудело,
Над лесом появился чёрный флот.
От квадралётов небо почернело,
а впереди огромнейший идёт.
«К тотему пленных! Там их привяжите!–
дал Эйтукан команду,– Покажите
их тем, кто в небе. Видят пусть своих.
Стрелять не станут, чтоб не ранить их,
а под Торуком, всем видны глазам»!
Грейс вместе с Джейком оказалась там.

А чёрная армада ближе, ближе.
Во всём величье видят Древо Дом.
Велит полковник опуститься ниже.
Глазам такое верится с трудом:
ствол Дерева, размеров колоссальных,
ветвей переплетения бескрайних.
Найви вооружённая толпа
у черепа Торука, у столба.
Привязаны к столбу… Да, кто же там?
А! То морпех-калека и мадам!
«Дипмиссия, как вижу, не прошла,
Поддержки синекожих не нашла!–

сказал полковник.– Что ж, пора, ребята,
нам эту операцию кончать!
Мы газовые выберем снаряды.
Им прямо в лоб их будем посылать».
Повисли квадролёты над поляной
«Огонь!– приказ. Хлопок беззвучный, странный
и дерево, и местность вся вокруг
покрылась едким, белым дымом вдруг.
«Ну, прямо в точку! Очень я доволен!–
сказал полковник,– Выбор сделать волен

любой, кто всё реально понимает»!
«Полковник, поглядите, что творят!
Они сейчас из луков в нас стреляют.
По нашим окнам стрелы их стучат»!
А на поляне воины Тсутея.
Ведут они стрельбу, стрел не жалея.
Хоть многие от газа полегли,
не отступают из своей земли.
Зря Джейк кричал – их уходить просил.
Они стреляют из последних сил.

В дыму белесом мечутся фигуры.
Там лютокони, найви стар и млад.
Одни бегут, другие, как скульптуры.
Они уснули. Скорчившись, сидят.
Полковник смотрит – нет, не отступают.
«Они, гляжу, ещё не понимают,
что им пора, что здесь нет места им.
Тогда мы зажигательных дадим!
Огонь»! И пламя охватило лес.
Горело всё, дым чёрный до небес!

Всем Эйтукан велит в лесу укрыться.
Народ стремится от огня уйти.
И покидают Дом большие птицы –
охотничьи банши спешат спастись.
С отцом Нейтири мимо Джейка мчатся.
Нейтири хочет к Джейку подобраться,
разрезать путы и освободить:
он враг, он муж, он должен просто жить.
Но Эйтукан того не разрешил.
Он к лесу дочь насильно утащил.

Тсахик Мойат почти одна осталась
на месте, опустевшем в этот час.
Она здесь не случайно оказалась.
Она с ножом идёт к нему сейчас.
Грейс закричала: «Стойте! Нет! Не надо»!
Тсахик на Грейс не бросила и взгляда.
Она сказала Джейку: «В этот раз,
конечно, если ты один из нас,
что только сможешь, сделай, помоги!
Желают уничтожить нас враги»!

Верёвки перерезала мгновенно.
И снова на свободе Джейк и Грейс.
Как быть они не знают совершенно.
Но невозможно оставаться здесь.
Сквозь дым и пламя, по стволам и веткам
найви бежали – взрослые и детки.
И люди вслед за ними рвутся в лес.
А сзади дым вздымался до небес.
Споткнулась Грейс, но Джейк был полон сил.
Через завал её перетащил.

А в небесах гигантской каруселью
ватага ветолётная кружит
И над своей невероятной целью
корабль, как туча чёрная висит.
Полковник всем бортам даёт заданье:
«Цель – западной колонны основанье!
Разрушен будет обезьяний кров»!

Пилоты рапортуют: «Я готов»!
Но Труди знает – там её друзья.
«На это не подписывалась я,–

сама себе сказала, и машину
немедля развернула на Восток,
и месту боя показала спину:
«Не убивать, дала себе зарок»!
Полковник гаркнул: «Не жалеть зарядов!
Глотнув из кружки, проорал: «Бей гадов»!
И небо превратилось в страшный ад
Ракеты белых Дерево громят.
Команда: «Повторить»! была дана.
И роковой в тот день была она.

А на земле ужасное творилось.
Ракеты прошивали лес огнём.
Дом Дерево стонало, но крепилось.
Невиданная сила билась в нём.
Джейк укрывал Грейс и тсахик за брёвна.
и прятал их за каждую неровность.
Он женщинам из клана помогал,
детей, в лесу застрявших, выручал.
И вскоре отбежали далеко.
Но Дерево пробили глубоко.

Все три колонны трещины разъели.
Те, на которых Дерево стоит.
Щепа и пыль на землю полетели.
Предсмертной дрожью Дерево дрожит.
И тучи дыма чёрного клубами
закрыли мощный ствол перед глазами.
Но он склоняться начал неспеша.
Прощалась с жизнью Дерева душа.
В ветвях последних банши череда
на волю вырывалась навсегда.

Торжественно оно валиться стало,
сопротивляясь из последних сил.
Но час пришёл, и Дерево упало,
пол леса под собой похоронив.
Тсахик кричала. Женщины рыдали.
В их жизни большей не было печали.
Над лесом в вышине на корабле.
смотрели, что творилось на земле.
Полковник был доволен. Он сказал:
«Пора домой, ребята. Я устал»!

Он дал команду к базе возвращаться.
И разворот. Другие корабли
с содеянным успели распрощаться,
за головным немедленно ушли.
А там, внизу, из листьев выбираясь,
найти отца среди ветвей стараясь,
Нейтири пробирается с трудом.
Его накрыл собой упавший Дом.
Дом Дерево, обрушившись на лес,
накрыло всё пространство до небес.

И вот в ложбине за огромной ветвью
её родной отец и Эйтукан.
Он ветками опутан, словно сетью.
Он, словно дикий зверь, попал в капкан.
Обломком дерева его пронзило.
Страх за народ и жизненная сила
ему пока не дали умереть.
Но над отцом Нейтири реет смерть.
Она его нашла в последний миг.
Он ей сказал: «Возьми из рук моих

мой славный лук и послужи народу»!
Он лук ей протянул и замолчал.
Затем добавил: «Нам нужна свобода.
Мы победим тех, кто на нас напал»!
Он умер. И Нейтири закричала.
Отчаянье в себе не удержала.
И джунгли заглушили этот крик.
Но Джейк его услышал в тот же миг.
К любимой проломился сквозь завал.
Её бы он утешил и обнял.

Но нет! Вскочила на ноги Нейтири:
«Иди отсюда прочь! Не подходи!
Не возвращайся больше! В нашем мире
ты враг, чужой и нам не по пути»!
Она кричала и его толкала,
и снова над отцом своим рыдала.
И понял Джейк: любимой не помочь.
и в лес горелый отошёл он прочь.
Он всех других и Грейс пошёл искать,
в душе не прекращая горевать.

На базе Селфридж дал распоряженье:
«Всех аватаров к чёрту отключить!
Они там не нужны, без исключенья.
Пока их в карцер нужно посадить»!
Норм не пускал, кричал, сопротивлялся.
Но был отторгнут. Перед силой сдался.
Мгновенно оператор отключил
все блоки связи. Тут же их раскрыл.
Он Джейка лихо на плечо взвалил.
За ним и Грейс, и Норма повели.

А на Пандоре Найви собирались
все вместе у своих священных мест.
У Дерева Души, где обращались
все вместе к Эйве и молились здесь.
И с ними Грейс шагала на молитву.
Кляла в душе проигранную битву.
Но свет померк, и аватар прилёг,
закрыв глаза, беззвучно, на песок.
И в тоже время Джейк сказал: «Солдат
всем людям мир несёт в своих мечтах!

Но время, жизнь безжалостно проходят
и рано или поздно на пути
его от сна действительность уводит
и нужно службу тяжкую нести».
И аватар врагами отключённый
упал в лесу на хворост опалённый…