Их в штате числилось тринадцать.
Блокады первая зима.
Особой касты ленинградцы -
Хранят запасы в закромах.

Вавилов Николай - ботаник,
Учёный-селекционер,
Наверно, Господа посланник
Копил добро СССР.

Собрал по миру генофонды,
Своей селекции труды.
Был осуждён ещё до фронта -
Лихого наговОра дым...

Но, хорошо, остались в ВИРе
Ещё его ученики,
Которым нет подобных в мире,
Что подтвердили и враги.

Сто двадцать грамм на сутки хлеба,
А рядом - жизни семена.
Судьба, похожая на небыль,
Ведь всё списала бы война.

Был Иванов - хранитель риса,
Спасал пакетики от крыс,
Но смерть была страшнее крысы -
Он жизнь отдал, спасая рис.

Голодной смертью умер Щукин,
В руке зажав пакет с зерном.
За что же им такие муки?
Они ж молились об одном:

Как сохранить зерно, картошку,
Их пуще берегли, чем жизнь.
За день во рту порой ни крошки,
Науке ж надобно служить.

Мертва их плоть, но дух не сломлен
И подвигу их нет цены.
Их чтим и поимённо помним,
И будем вечно им должны.

Те зёрна снова возродятся,
В истерзанной земле взойдут.
Они народу пригодятся,
Заколосятся, зацветут...
***
Владеем мы бесценным даром,
Способным жизнь Земле спасти.
Есть генный центр под Краснодаром,
Но он к упадку на пути.

Он сорок лет без капремонта,
Давно морально устарел.
Идёт за прибылью охота,
А в душах виден беспредел.

Так гробим мы страны богатство,
Да что страны - планеты всей!
Попали мы наживе в рабство
И совесть потеряв совсем.

Не зная голода и стужи,
Уж раскупаем и Луну.
Получим, видно, что заслужим,
Совсем не чувствуя вину.

Всё хорошо, коль чрево сыто,
С трудом шевелятся мозги.
Ты где, российская элита?
Планете выжить помоги!

За что они отдали жизни,
Те ленинградские отцы?
Служили до конца Отчизне
И вам, живые мертвецы!

Долой пергаментные речи,
Лентяев, разгильдяев - прочь!
Нам вместе жить - ещё не вечер,
Но опоздай - наступит ночь!