Солдат-«шнурок». Не просто инвалид.
Он воевал за Украину. Вроде не убит.
Но все ж, в своей стране, в своем краю,
увы, он душу воина недоглядел свою.
Не руку, ногу или глаз, не ум, не сглаз –
он душу от огня войны не спас.
Цветы на склоне, где донецкий террикон,
в упор убит, лежит в аэропорте он.
И там, где «сепар» среди шахт и скал
стрелял и выл, как зверь, себя спасал,
он знал, - шут-генерал, шутейная война,
- «Стреляли мы, стреляли в нас!»,
генштаб: «Молчи!» - не выполнял приказ,
«ландскнехти-найманці стріляли в нас»,
стреляли миной, пулей, рикошетом от камней,
в сердца и души киборгов-парней.
Пусть даже те, кто не прошли чрез ад,
пусть даже те, кто не вернулись уж назад,
не погуби, солдат, себя во зле,
пройди свободно по родной земле,
чтобы построить, не убить и не украсть,
и чтоб поверить и ни разу не упасть.
И вот теперь приехал он домой,
к жене и маме, вроде жив, но не живой.

Чтоб, не споткнувшись, нужно пронести
жизнь-чудо воскрешенья, не любовь-морковь,
хотя у киборга-солдата, у всего его пути, -
цветы и кровь, цветы и кровь...