До глубины души охвачен горем,
с Нейтири Джейк к Тсутею подошёл.
Он понимал: «Возможно, поневоле,
я должен стать для них, тем, кем пришёл»!
И он к Тсутею с просьбой обратился:
«Я говорить хочу,– он поклонился.–
Переведи народу речь мою.
Что думаю сейчас, на чём стою»!
И, повернувшись к сотням найви, он
стал говорить уверен и силён:

«Нам люди Неба доказать желают,
что здесь они хозяева всего,
что их остановить, воображают,
никто не сможет, Только ничего
у них не выйдет. Есть у нас ответы.
Нам по-плечу большое дело это!
Мы, словно ветер, ринемся в полёт.
Другие кланы каждый позовёт.
Скажите всем: зовёт Торук Макто
Я знаю – не откажет нам никто!

О, братья, сёстры! Мы Небесным людям
докажем – не хозяева они!
Земля родной планеты есть, и будет
лишь только нашей, как в былые дни»!
О, что тут поднялось! В огромной чаше
команды ждут, кричат, поют и пляшут!
К торуку Джейк с Нейтири подбежал.
Громадину немедля оседлал.
Нейтири сзади обняла его.
Душа полна отвагой, торжеством.

«В полёт!– Джейк заорал, воздевши руки.
К икранам найви ринулись своим.
За спинами колчаны стрел и луки
Икраны ждут. Они покорны им.
Над Деревом Души на диких скалах
своих хозяев банши ждёт немало.
Ожили склоны, будто весь народ
стремительно по скалам вверх ползёт.
Торук вздыбился, крылья развернул
и с рёвом морду к небу повернул.

Через мгновенье в потемневшем небе

не тучи, то на крыльях поднялись
икраны с найви, словно быль и небыль,
они в зорю вечернюю влились.
Сияющим пятном внизу осталось
их Дерево Души. Оно прощалось.
Торук Макто с любимой впереди
на краснокрылом к Северу летит.
А воины из джунглей по полям
галопом мчатся к западным друзьям.

Равнинный край Джейк лично посещает.
Там всадники среди полей живут.
Он на борьбу с людьми их поднимает.
И клан за кланом на призыв идут.
На побережье моря на Востоке
наездников воздушных по тревоге
Джейк поднимает на борьбу с врагом,
который разрушает общий дом.
И вскоре над волнами вслед за ним
они летят, как за вождём своим.

Когда же из похода Джейк вернулся,
торука вновь у Древа усадил,
он в чаще с целой армией столкнулся.
Здесь были все, кого он пригласил
и воины других известных кланов,
от имени Макто к сраженью званных.
Все найви, словно полная река,
шли на его призыв издалека.
И в этот час к сраженью был готов
солидный полк в две тысячи бойцов.

Полковник Куоритч проводил на базе
собрание пилотов и солдат.
В столовый зал к себе призвал всех сразу
и начал речь: «Дороги нет назад!
Ведь выжить здесь из вас желает каждый!
И это повторять нет смысла дважды!
Наш спутник лишь недавно доносил
о сборище у синих крупных сил.
Вчера их было только лишь три сотни.
Две тысячи мы видим там сегодня.

А за неделю, если так продлится,
их двадцать тысяч соберётся там.
И допустить такое не годится,
ввиду прямой угрозы лично нам!
Да, лично каждому из вас, ребята,
хоть кем ты будь – рабочим ли, солдатом.
А потому, нельзя нам больше ждать.
Нам нужно нападать и побеждать.
Кто первый нападёт, тот победит,
агрессор синий должен быть разбит!

Не станем ждать прямого наступленья!
Ответим мы террором на террор!
Я знаю: у врага бытует мненье,
что «божество» их под защитой гор.
Но мы его прицельно уничтожим
Мы на лопатки этим их положим!
Мы в памяти наследственной найви
большую брешь пробьём. Как яд в крови,
она ослабит и разрушит строй,
который ныне всё ещё живой!

Взорвав святыню в несколько минут,
добьёмся мы своей заветной цели,
тогда враги сюда не подойдут
на сотни километров, я уверен»!
И тут на базе началась работа:
готовят к бою бомбы, вертолёты,
К Куоритчу, на главный квадролёт
блок бомб за блоком УМП везёт.
Следит полковник. Заявляет гордо:
«Таким могу разрушить целый город»!

А Джейк на время аватар оставил.
В мобильном блоке собрались втроём
Джейк, Труди с Нормом. Тут и Макс отправил
второе сообщение своё:
«Куоритч весь состав мобилизует,
готовит к бою флот, весь день психует.
В бомбардировщик шаттл свой превратил,
десятки тонн взрывчатки загрузил.
Снарядов, пулемётных лент не счесть»…
«Когда начало»? «Завтра, ровно в шесть.

Ну, мне пора». И Макс исчез с экрана.
«А, мы пропали,– Норм пробормотал.–
Я знал всегда, что поздно или рано
устроит он погром, как обещал»!
«А я, как дура,– Труди улыбнулась,–
надеялась – удастся увернуться
от смерти, героической такой,
на баррикадах летнею порой!
Что ж, с луками и стрелами вали
вперёд на боевые корабли»!

Джейк, помолчав, сказал: «Пятнадцать кланов
на нашей стороне здесь собрались,
готовые сражаться неустанно!
Две тысячи бойцов в борьбе за жизнь!
Мы знаем эти горы, здесь летаем.
Ты здесь летаешь. Мы же верно знаем,
никто из них в горах не проведёт
по курсу свой несчастный вертолёт.
Ракету не запустит автомат.
Они здесь попадут в приборный ад!

Электровихрь заставит их пытаться
стрелять, пускать ракеты на глазок»!
«Увы и ах! Не в этом дело, братцы,–
сказала Труди,– Дело, видит Бог,
лишь в том, что многотонный груз взрывчатки
полковник Куоритч, не играя в прятки,
на Древо Душ мечтает разгрузить»!
«Но Древо Душ для Найви это жизнь!–
воскликнул Норм,– Ведь это с Эйвой связь!
Они едины, перед ним молясь»!

Молчанье тесный модуль охватило.
И Джейк сказал: «Тогда тому не быть.
Собраться мы должны, напрячь все силы,
чтоб к Дереву Души не допустить
Куотрича с его ужасным грузом.
Не знаю как, но с Эйвою в союзе,
мы сможем этот шаг предотвратить.
Придётся нам его остановить»!
И снова в блоке связи он лежит.
Друзьям «Пока, до связи» говорит.

Ночь на Пандоре. Но светло в долине.
Мир освещает Дерево Души.
Сквозь мрака фиолет, как белый иней
сияют пряди. К Дереву спешит
Джейк – аватар в Макто одежде.
На сердце боль, в душе его надежда:
«Возможно Эйва сможет нам помочь!
Молить её о том, всю буду ночь»!
Под Деревом Джейк на колени стал
и очень тихо сам себе сказал:

«У дерева просить защиты мира
мне, как-то непривычно. Ну, дела!–
Прядь нежную он взял,– Но ты ведь сила!–
Тсахейла бы меня не подвела…–
Он с веточкой косу соединяет.–
Грейс у тебя. Войди в её сознанье,
Джейк просит Эйву,– ты увидишь в нём,
как люди испоганили свой дом!
Нет зелени, почти деревьев нет
на нашей, в прошлом, лучшей из планет!

И вот они примчались на Пандору.
За ними вслед их полчища придут.
И вся Пандора превратится вскоре
в ограбленный, окоченевший труп.
Но мы им не дадим, их остановим,
не пожалеем жизней мы и крови…
Ведь ты зачем-то выбрала меня.
Так знай: сражаться до заката дня
с губителями жизни я смогу.
Со мной все кланы станут на борьбу!

Но мне помочь бы нужно, хоть немного».
К нему Нейтири тихо подошла.
К любимому ведёт её тревога.
Его за шею сзади обняла.
Ей тоже не до сна – волненье гложет:
«Тебе твоя молитва не поможет,–
Нейтири грустно Джейку говорит,–
Ни за кого ведь Эйва не стоит!
Лишь равновесье жизни бережёт»…
Над головами зонтиков полёт.

Они, сверкая в небо улетают.
«Я попытался,– тихо Джейк сказал.
Как зонтики в ночи, минуты тают.
И Джейк за плечи милую обнял
Коснувшись лбами, оба понимали,
что здесь, близ Эйвы, ныне провожали
среди лесов нетронутой красы
последние спокойные часы.
А утром в этот край придёт война
И много жизней заберёт она.