.

.

.

Февраль - как будто бы уже совсем почти -
и проходяще чинно мимо леденящих холодов -
на исходе.  
Так наступает самое смирное время года - что-то на кого-то несмело и потихоньку менять :
угрожающе затянувшийся вирус, мутирующий по последней моде -  
на крепкое нереально-нечеловеческое здоровье,
где б его родненькое - ещё приручить или взять...  
скрепку - на виллу возле неподражаемо тёплого лохматого ворчуна-океана,  
резину - на шариковые подшипники,
старую унылую перечницу сорок лет - на две по двадцать.  
Ну поднимите же ясные очи, я ведь сейчас (с наслаждением - как это ни парадоксально!..)
с вами не античнопоэтическим дактилем говорю,
мои горячо и местами пламенно любимые мужички,  
ваш же собственно праздник наступил, я к вам - сердечно поздравить заглянула,  
а в женский день у меня намечены - совершенно другие планы.  
Как пальчик ни оттопыривай, но всё-таки нынче придётся и со своим разбираться.  

*     *    *
Я очень хочу спросить с интересом - ну вот тебя например,
перламутрово-розовый голубчик -  
это твоя любимая женщина заманалась бороться с обстоятельствами,   
или мне по великой наивности -
просто так недодуманно и основательно нескладно показалось?..  
Ах, какие у неё несравненные достоинства и непритязательства,  
а ещё - огорчительно задорого ненарощенные глаза-волоса
и несиликоново надутые розовые губки! -  
мне всё равно, о чём тебе вчера и позатот год не подумалось,  
мне важно - о чём мне сегодня, немножечко чуть-чуть поразмысливши,   
всё-таки, хоть и сложным размером, но для умных -
подозрительно выразительно написалось.  
Ну я прошу тебя, миленький, ну хочешь -
на колени исключительно неловко хлопнусь, смиренно умоляючи! -  
если она любимая, если глазами по-детски таращит, и кашу варит не вовремя,  
по воскресеньям вместо тяжёлого понедельника -  
сделай для неё всё что она навыдумывала, всё что она буквально просит,  
ей же это надо,
принеси ей все эти смешные колечки и все кофемашинно-многоквартирные ключи -  
какие там положены по её номенклатуре настоящего мужчины,  
а не с боку на бок изворотливого -
тюфяка, клопа постельного и исключительного бездельника.  
Сделай для неё всё!  
Прямо всё, до капельки, до стёклышка, до донышка - ну не жмотись.  
Ты же ещё ни разу не пробовал, даже не начинал, только рассуждаешь сидишь! -  
а вдруг всё-таки ещё и получится.  
Видишь, как быстро скользит, а особенно за шестьдесят и под горку на бублике
эта бестолковая жисссь! -  
ну сколько ты так старательно будешь - сначала от жадности и похмелья болеть,  
а потом - совестью и пароксизмами обстоятельств недовольно мучиться!  

Доблестные защитники, ну вам же про это каждый год носки дарят,
подтяжки и одеколон Шипр -  
ну не про то же в самом деле,
косили вы в восемнадцать лет от нестиранных портянок, или не косили! -  
она же у тебя, пернатый, просила тогда ещё -
пальтишко-болонью, и в западный Париж билет,  а ты ей чего? - тпрррр? -  
мол наши мамы, и бабушки, и прочие приличные барышни -  
ничего такого никогда бы и в сказочных снах не попросили? -  
вот и будешь теперь - отныне, и присно, с этого понедельника - и до последних дней -  
проживать с бабушкой, и проматывать последние подзаносившиеся куски  
своего недодушевно-доумственного величия.  
А хочешь фею? - чтоб с фантазией, с голубыми глазками, с крылышками,
и с добротой настоящих фей -  
приобрети у неё надолго и задорого - знаки своего боевого крещения,   
и бесповоротно дееспособного отличия.  
Ну прошу тебя, голубь мой - бесхвостой бескрылой породы - ну сделай для неё всё! -  
даже если она задумала для тебя величайшие на свете глупости,
потому что с неё станется...  
Для того чтобы кому-то из нас продолжить любовь - пусть её кто-то начнёт.  
Ты же типа умный? - так не рядись - подпоясайся, выложись, обернись ясным соколом,   
а за глупости - как возьми, да как прости великодушно!  
Если кого-то без пафоса - взять да лёгкой рукою простить -  
то и глупостей на земле - запросто попросту не останется.  

Ну сделай, ну сделай, ну сделай это пожалуйста! - если ещё конечно не сделал пока.  
Нет, если сделал уже - то прочтёшь эти строчки как для себя -
стоя, подбоченившись и с наслаждением.  
Тогда пусть и дальше не отсохнет в плохую погоду твоя дарующая перлы рука -  
раздавать! -  
не на службе сияющие шары, не начальнику с нижним поклоном, не всему человечеству -  
а каждый день любимой женщине, не на какое-то там марта, и даже не на рождение.  
Просто так. От детской радости что она есть.  
От благодарности Богу, что могли бы и мимо просквозить,
но всё-таки постарались ещё немножко - и встретились.  
Мол, спасибо ненаглядная, я буквально всё что скажешь - сделаю в твою честь,  
а то что не дотяну вовремя в твою честь - сделаю по частям -
частично из себя, а в остальном - из окружающей действительности, подлежащих судЕб,  
и даже местами из надлежащих судЕб обнаруженных по случаю - слушателей и зрителей.  
Я для тебя отыграю праздничный карнавал,  
где ты идёшь со мной Об руку, а добропорядочная вечность -
изящно и дружески участливо скользит по кругу.  
Всё то, что ты только задумала захотеть бы -
я бы тут же давно добровольно услышал, захотел, и дал.  
Просто теперь прими от меня эти малости.  
Просто беспричинно владей на моё удовольствие, сказочная подруга...  

Только не мнись! - про ещё неволшебника, просто учусь,  
даже и не знаю, не думал, не вспомню - не видел - не пробовал.  
Как-то уйми - всё же постарайся! - всю эту вселенскую замороченную грусть,  
и прекрати так настойчиво представлять себя - мимо пролетающим зайчиком-облаком.  
Всё-таки у тебя - жизненный опыт, недюженный пыл, яркий талант,
тонкое понимание суммы и разности...  
ты пока есть - поклянись не рядиться под фальшивое был.  
Лучше утешь нужным направлением -  
тяжкие вздохи, вожделенные мечты, и все остальные замысловатые праздности.  
Надо ведь когда-то уже разглядеть - где важность, где пафос, где фальшь,  
где самая настоящая жизнь, где самая злобно-неудобоваримая подделка из золота.  
Вздох освобождённой души - за секунду развеет печаль.
Тюбик любви - подлатает места, где расколото.  
Лишние сУдьбы - проглотит поток бытия,
что-то забытое - вспомнится ныне значительным.  
Главное - знать без сомненья, что фея - твоя.  
Значит и будь до конца с ней защитником - нежным, толковым, рачительным.  
Спой, если сможешь, ей песню о вечной любви.
Если не сможешь - она от тебя не откажется.  
Главное ты - для неё для одной - откровенно живи,
вот твоё счастье таким житиём и окажется.  
Сделай ей всё, что она согласится принять.
Выстругай вышку, свистульку, избушку и радугу...  
Договорились? - я ставлю голубчику пять.  
Нужно подумать? - подумай! - а медлить не надо бы.  

*     *    *
Ну что, вы как водится не очень-то и прочитали,
но думаете, что мне в нереально розовых снах -  
которые мне кто-то добрый по особому случаю присылает -  
опять привиделось нечто, которое в принципе надо бы вам
очень аккуратно с точностью передать?.. -  
ну да, ну да! - я же в жизни никогда ничего не придумываю,
я просто - так ясно вижу всех нас! -  
в мире наших самых настоящих, а не околосексуально-романтических возможностей...  
Я же к вам по адресу обращаюсь. Слушай, народ, мою команду -  
самые смелые, умные, продвинутые и талантливые из ныне живущих - встать! -  
остальные продолжают накапливать в извилинах, печени и под кожей -  
моно... би... три... - и прочие полилипидные сложности.  
Я вам желаю -
самых настоящих чувств, великих больших настроений и радостных радостей -  
вместо привычно непреходящего
саднящего щемящего пупочно-умственного напряжения.  
Но тот с кем я говорила...   
ты уж меня не подведи, родной!... - успей сделать для неё всё ивАновское.
И тогда на мартовские - у меня непременно будет выходной,  
а у тебя наконец -
изменившееся понимание всего, доброе состояние, медленный уверенный полёт,  
и безусловно - после такого-то!.. - всякие странные, в том числе загадочные,  
а также неистребимо неубиваемо нужные и важные - жизненные предложения.  
Только сделай пожалуйста для неё всё!  

.

.