Пролог

Под ветром злым и монотонным
Исчадьем призрачного сна
Стоит гора, окружена
Ущельем диким и бездонным.
Ни мощный зверь, ни муравей
Не смеют приближаться к ней.
Один лишь ветер воет,
Сметая всё живое.
В выси, над пропастью в тумане
Нависла чёрная скала.
На ней, как череп великаний
Мерцает замок из стекла.
В нём обитает страшный житель –
Энтроп – Волшебник-разрушитель.

Он всё живое ненавидит.
Он презирает род людской.
Он с омерзеньем и тоской
В экранах смех и радость видит.
Он всех детей готов убить.
Такому лучше бы не быть!
Но он ведь есть, проклятый,
В таинственных палатах.
Сюда, в сплетенье коридоров,
В омут пустых, бездушных зал,
Энтроп сейчас для разговора
Вассала верного призвал.
И Шум явился моментально,
Лохматый, страшный и нахальный.

Возможно описать едва ли
Кого два жутких существа
По злым законам колдовства
Ещё к Энтропу вызывали.
Был зван Шипящий – мерзкий Шум –
Коварный нрав и хитрый ум.
Был зван подлец – Свистящий
И адский Леденящий.
"Все вместе – вы большая сила! –
Сказал Энтроп своим Шумам, –
И власть Энтропа вам вложила
Вполне достаточно ума,
Чтоб вам, лохматым, стало ясно,
Что жить привольно и прекрасно
Мы сможем, покорив людишек!
Железной волею своей
Я вас пускаю на людей!
На их дома, на их детишек!
Чтоб род людской в тоску вогнать,
Решил я с Музыки начать:
Сначала искорёжить,
А после – уничтожить!
Без Музыки увянут люди,
А Шум для них смертельный яд!
По всей земле пустыня будет,
Где расцветал зелёный сад!"
И тут Энтроп во мгле кошмарной
Открыл вассалам план коварный:

"На свете есть одна столица,
Там фея Музыки живёт,
Играет, шутит и поёт.
В её дворце одна светлица,
Куда без феи хода нет,
Хранит священный амулет.
По виду вещь пустая,
Как палочка простая!
Но в ней волшебной силы море.
И вы должны её украсть.
Тогда всей Музыке на горе,
Я получу над нею власть!
И где была симфония,
Там грянет какофония!

С волшебной дирижёрской палкой
Мы Звуки мира подчиним,
Культурным Звукам учиним
Погром, и выбросим на свалку!
И кто сегодня говорит,
У нас, как рыба, замолчит,
И род весь человечий
Оставим мы без речи!
Ну, а теперь Шумов оравы
Настало время собирать.
Великий труд для нашей славы:
Глушить людей и подавлять!"
Энтроп закончил. Грохотало
Лишь эхо в опустевших залах…

(Продолжение следует). Рисунки Максима Михелева