Закружились берёзы в затейливом танце. 
В неухоженном парке запахло весной. 
На скамейке обшарпанной пьют голодранцы,— 
За бутылки литрушку налили в пивной. 

Перочинным ножом покромсали закуску: 
Уценённый кусок кровяной колбасы 
Да краюху ржаную с дорожной притруской 
И солёной приправой нетрезвой слезы. 

Приставала к беднягам ручная ворона,
Не летала давно — перебито крыло,
Побираться привыкла, была беспардонна,
И на добрых нахалке пернатой везло…

Рядом с парком идёт городская дорога.
Люди смотрят на них через стёкла машин.
Или вовсе не смотрят, — ни мягко, ни строго,
Занят каждый собой от пупка до морщин.

Птиц я тоже кормлю, и котов у подъезда,
На людей не хватает ни сил, ни любви.
Чем закончится жизнь — никому не известно.
Не всегда перепишешь судьбы черновик...

Витражами играла часовня резная,
Тишину колокольную ветер качал.
Так хотелось тепла подмосковному маю,
А кораблику в луже — увидеть причал…